В России вступили в силу международные социальные стандарты по пенсиям, больничным, медицинскому обслуживанию и материнству

13.03.2020
В России вступили в силу международные социальные стандарты по пенсиям, больничным, медицинскому обслуживанию и материнству

В России начинается новый этап социального развития. Государство обязано обеспечивать всем своим гражданам международные минимальные стандарты жизни. Самый известный из них - размер пенсии должен быть не менее 40 процентов от заработной платы.

Есть еще ориентиры по больничным листам, пособиям по безработице и медицинскому обслуживанию. Всего - семь позиций. С 27 февраля для нашей страны стали обязательными стандарты Конвенции N 102 Международной организации труда (МОТ) "О минимальных нормах социального обеспечения". Закон о ее ратификации вступил в силу год назад. А теперь - и сами нормы.

Но, оказывается, по некоторым позициям мы уже обогнали конвенцию. А есть стандарты, где еще придется усиленно поработать, рассказал в интервью

"Российской газете" профессор Финансового университета при правительстве РФ, проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов.

Неравные проценты

Александр Львович, отныне каждые пять лет наша страна обязана отчитываться о своих успехах по Конвенции N 102. Какая позиция для нас самая трудная? По пенсиям?

Александр Сафонов: По ним, возможно, в первую очередь. Хотя в прошлом году, по предварительным данным, соотношение средней пенсии к среднему заработку составило 30,7 процента.

У меня, признаюсь, "средняя температура по больнице" никогда оптимизма не вызывала.

Александр Сафонов: И это правильно. У нас очень странный коэффициент замещения пенсией утраченного заработка. Те, кто получает мало, имеют очень большой коэффициент, вплоть до 100 процентов. А люди с высокой зарплатой - процентов 20, не больше, потому что максимальная пенсия, которую человек может получить, имеет предел. И чем больше у тебя зарплата, тем меньше коэффициент замещения ее пенсией.

Но по среднему показателю у нас есть шанс добраться до 40 процентов?

Александр Сафонов: Для этого надо решить четыре проблемы пенсионной системы. Первая - в нашей стране большое количество людей получает низкую зарплату.

Вторая проблема - очень сложная и напряженная ситуация на рынке труда, хотя официальная статистика и показывает нам минимальные значения безработицы. Но не секрет, что у нас развиты такие явления, как административные отпуска, неполный рабочий день. И в таком режиме, по данным Росстата, находится почти миллион человек. Плюс невыплаты заработной платы. То есть формально у человека сохраняется рабочий стаж, но отчислений за него работодатель производит меньше.

Если решить четыре глобальные проблемы рынка труда, бюджет Пенсионного фонда можно дополнительно пополнять по три триллиона рублей в год

Из-за всего этого доходы пенсионной системы остаются низкими. Поэтому надеяться, что коэффициент замещения пенсией утраченного заработка будет высоким, пока не приходится. Добавьте сюда еще третью проблему - неформальный рынок труда. Не за всех у нас работодатели платят в пенсионную систему.

И сколько на всем этом теряет Пенсионный фонд России?

Александр Сафонов: По нашим расчетам, устранив эти проблемы, можно дополнительно наполнять его по 1,6 триллиона рублей в год.

Богатые платят меньше

Вы говорили о четырех проблемах.

Александр Сафонов: Четвертая заключается в том, что государство в последнее время приняло массу решений, которые стимулировали отток денег из пенсионной системы.

Например, с 2002 года произошло снижение взносов за высокооплачиваемых граждан. Когда у работника общая сумма заработка в течение года переходит за 1,2 миллиона рублей (если быть точным, этот предел в 2020 году составляет один миллион 292 тысячи рублей), то отчисления снижаются до 10 процентов. Вместо 22 процентов!

Второй момент - налоговые льготы по уплате пенсионных взносов. Это касается индивидуальных предпринимателей, самозанятых, организаций, которые применяют упрощенную систему налогообложения, единый сельхозналог. Они вообще ни копейки не платят. Плюс разного рода льготы, которые предоставляют компаниям по некоторым видам экономической деятельности, свободным экономическим зонам.

В результате всего этого в Пенсионный фонд не поступает еще 1,5 триллиона в год.

Получается все вместе - 3,1 триллиона! Первые три проблемы не решишь при таком росте экономики. Об этом мы еще поговорим. А льготы? Вы предлагаете их отменить?

Александр Сафонов: Государству, на мой взгляд, необходимо провести реформу, чтобы прекратить практику предоставления льгот за счет Пенсионного фонда России. Система тарификации должна существовать автономно от его бюджетной политики.

Надо создать независимый актуарный комитет, который бы управлялся социальными партнерами. Именно он должен принимать решение, какие тарифы назначать. Но при этом установить железное правило: единая тарифная сетка для всех видов деятельности. Самозанятый ты или нет, работаешь в сфере финансов или космоса - тариф один. И льготы, которые устанавливают для развития экономики, должны компенсировать Пенсионному фонду за счет госбюджета.

А комиссия при расчете тарифов должна исходить исключительно из двух ориентиров. Из демографических показателей - соотношение работающего и неработающего населения. И из ситуации с рабочими местами, чтобы тарифы не заставляли работодателя сокращать штаты. И ничего другого.

Как часто тарифы должны меняться с учетом этих факторов?

Александр Сафонов: Они должны быть стабильны как минимум пять лет. В идеале - не меньше десяти. Тогда предприниматель понимает свои экономические перспективы, строит систему формирования кадрового потенциала, финансовую политику, инвестиции. Чем стабильнее тарифное регулирование, тем оно лучше для бизнеса. Я убежденный сторонник того, что играться тарифами пенсионной системы, как и системы соцстрахования, страхования по болезни, от несчастного случая на производстве, нельзя.

Мама на зарплате

В конвенции есть еще шесть разделов, которым наша страна должна соответствовать. По каким мы уже этого добились?

Александр Сафонов: В принципе, почти по всем. Это касается обеспечения в связи с несчастным случаем на производстве и профзаболеванием, материнством, инвалидностью, по случаю потери кормильца. Но по каждому направлению надо двигаться вперед.

Взять, к примеру, обеспечение в связи с несчастными случаями на производстве и профзаболеваниями. Есть закон, Фонд социального страхования. Все это соответствует мировым канонам. Но закон не распространяется на тех, кто работает по гражданско-правовым договорам и на самозанятых. Для них нужно предусмотреть возможность страховаться самостоятельно. По крайней мере, открыть такую опцию. Не факт, что она сработает и люди будут ею массово пользоваться. Но мы расширим их право на систему социального страхования и защиту в случае профзаболевания или несчастного случая.

А что нужно "подправить" в обеспечении по материнству?

Александр Сафонов: Ничего. Здесь мы уже давно являемся стандартом для западных стран. И всегда были передовиками - еще с советских времен. Например, в Германии оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком после его рождения длится 14 месяцев, а у нас - 18 месяцев. И каждый год в России происходит индексация пособий по материнству.

Обеспечение по инвалидности у нас тоже на уровне стандартов МОТ. Но нам надо добиваться более высокого обеспечения. Особенно для семей с детьми-инвалидами. Или мама, или папа выпадают с рынка труда. И пособие по инвалидности ребенку должно учитывать это.

То есть обеспечивать не только возможность питаться, одеваться, покупать лекарства, но и компенсировать утраченный заработок одного из родителей. К сожалению, сейчас это не так. Давно пора модернизировать это пособие. Мама, которая ухаживает за ребенком-инвалидом, должна получать от государства зарплату социального работника как минимум.

Но вам ответят - бюджет не резиновый!

Александр Сафонов: Так и государству выгодно, когда семьи заботятся о детях-инвалидах. Не надо строить специнтернаты, содержать персонал.

Я вам больше скажу: в пособии по детской инвалидности должны содержаться расходы семьи на социализацию ребенка. Это, например, дополнительная программа по образованию, связанная с тем, что ребенок ограничен в своих возможностях. И оплата реабилитологов, которые занимаются именно социализацией ребенка.

У нас, к сожалению, семьи, где появляется ребенок-инвалид, чаще всего замыкаются в своих проблемах. А тот же Фонд соцстраха или департамент социальной защиты в регионе должен иметь в штате семейного кризис-менеджера. Он вместе с мамой или папой обязан приводить этого ребенка туда, где ему готовы или обязаны бесплатно оказывать помощь.

Понимаете? Это уже не идеология консервации человека с инвалидностью: накормили и забыли. Это идеология развития, формирования новых типов людей, которые активно участвуют в жизни, хотя и имеют ограничения. И здесь помимо пособий государство должно заключать с семьями социальные контракты. Но не те, которые подписывают с многодетными семьями, когда им дают деньги, чтобы родители открыли свое дело либо получили новую профессию, повысили квалификацию по старой. Речь идет об обратном социальном контракте. Когда государство прописывает свои обязательства и объем услуг, которые выполнит, чтобы ребенок-инвалид развивался. А задача родителей - использовать все эти направления.

О хвостах и носах

А теперь - о главном. Чтобы соответствовать конвенции, где мы еще не тянем, развивать другие соцстандарты, нужна хорошая экономика. И не в среднем по стране, а в каждом регионе. Иначе все это не имеет смысла.

Александр Сафонов: В нашей стране давно уже пытаются разработать закон о единых социальных стандартах, где прописана вся система помощи, который государство считает современным, эффективным, где установлено соотношение различных пособий и выплат. Пока не разработали.

Потому что всем одинаково - не получится!

Александр Сафонов: Получится. Не сразу, конечно. Мы давно созрели для этого закона. Человек должен быть одинаково защищен государством независимо от того, где он живет.

Кстати, это основное требование Конвенции N 102. А ее невыполнение грозит стране репутационными рисками. Крупные иностранные компании не будут вести бизнес и инвестировать там, где не соблюдаются права трудящихся.

Мы также должны думать и о том, что социальная политика является той скрепкой, которая поддерживает постоянное население как в сельских территориях, так и в небольших городах. И на Дальнем Востоке, на Крайнем Севере. Для страны важно, чтобы люди жили везде, а не только в центре.

Подпишусь под каждым словом. Но прошлый год закончили с дефицитом бюджетов в два раза больше регионов, чем раньше.

Александр Сафонов: Серьезная проблема. Но вот вам конкретный пример - Сахалинская область. Всего один проект - запуск завода по производству сжиженного газа - вывел бюджет региона из дефицитного в профицитный.

Надо искать такие проекты, которые будут вытягивать области. Это задача государства, власти. Если вы понимаете, что с точки зрения развития страны важно увеличивать объемы и глубину нефтепереработки, развивать современную химию - стройте такие заводы, развивайте. И делайте это там, где принесет прибыль региональным бюджетам, будет вытягивать социалку, формировать кадровый потенциал.

У нас сейчас почти 69 процентов доходов федерального бюджета формируют лишь три региона. Абсурд? Абсурд. И надеяться, что какой-то добрый дядя приедет из-за границы, начнет что-то делать в депрессивном регионе, - это сверхфантазии. Нет таких историй в жизни! Не идет инвестор в депрессивные регионы. Он понимает, что там ни кадров нет, ни потребления, ни инфраструктуры. Зачем ему с этим связываться?

Поэтому именно государство должно инвестировать. Если мы хотим сделать Дальний Восток приличным с точки зрения проживания, давайте развивать компетенции, которые обеспечивают нашу страну. То же судостроение. Науку, которая связана с ним. У китайцев же получилось. И у нас получится. Иначе так и будем жить по принципу: хвост вытянем - нос застрянет, нос вытянем - хвост застрянет.

Зарплата - драйвер экономики

Александр Львович Сафонов, доктор экономических наук

В этом году ему исполнится 57 лет. Родился в Москве. Окончил экономический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Практически вся его трудовая жизнь связана с исследованием уровня жизни населения и улучшением ее качества. Сафонов работал в Управлении уровня жизни и демографии Министерства труда и социальных вопросов СССР. Был начальником отдела уровня жизни независимого исследовательского центра, заместителем министра здравоохранения и соцразвития РФ. Александр Сафонов считает, что значительный потенциал для роста региональной экономики, а значит, и всей страны, связан с заработной платой бюджетников. Потому что в большинстве регионов они являются системообразующими элементами и для рынка труда, и для внутреннего потребления. И как следствие - для развития бизнеса.

Ключевой вопрос: здоровье

Больничным сыт не будешь

С медициной мы тоже, судя по всему, в стандарты укладываемся?

Александр Сафонов: В принципе, да. В конвенции говорится, что граждане имеют право на медицинское обслуживание без какой-либо дискриминации. И у нас есть экстренная бесплатная медпомощь, больницы, поликлиники, полисы ОМС.

И все это доступно не только работающему населению, но и нетрудоспособному. Плюс много сделано, чтобы узаконить возможность мигрантов получать медпомощь по расширенному пакету.

Все жду, когда вы скажете: "Но..."

Александр Сафонов: Есть еще один раздел - "Обеспечение по болезни". Здесь мы тоже имеем развитую систему страхования. Но... по больничным есть проблема. У Фонда соцстраха - те же проблемы с самозанятыми, индивидуальными предпринимателями и работниками теневого сектора экономики, что и у Пенсионного фонда. И все эти люди не защищены через инструмент соцстрахования на случай болезни.

Обязать их платить взносы?

Александр Сафонов: Это должно быть сделано в обязательном порядке. Как минимум, закрепить минимальный уровень выплат. Мы должны приучать людей к культуре страхования. Что есть не только риск потери здоровья, но и заработка.

Надежды на то, что человек сам будет откладывать на случай болезни, понятно, нет?

Александр Сафонов: Это надо быть очень большим оптимистом. Например, в США у сорокалетних американцев остаются нулевыми более 60 процентов счетов по накопительным пенсиям. Во всех странах люди чаще предпочитают тратить деньги здесь и сейчас. В то же время логика развития рынка труда говорит, что все больше людей будет занято в сфере временной, частичной занятости, в системе гражданско-правовых договоров. И государству надо решать, что в данном случае делать. Это не только вызов через пять лет, это вообще стратегический вызов. Для всех стран без исключения. И та, которая в наибольшей степени сориентируется, окажется в выигрыше.

А как вы относитесь к тому, что у нас есть потолок выплат по больничным? Заболев, люди теряют заработок. Поэтому очень многие не берут его вовсе. Может, пора сделать 100-процентную оплату?

Александр Сафонов: Ситуация, действительно, очень серьезная. Сейчас система пособий по больничным приводит к тому, что люди ходят на работу нездоровыми. А это угроза не только конкретному человеку, а всему трудовому коллективу. А может, и городу.

Поэтому необходимо предоставить право тем, кто получает достаточно высокую зарплату, сохранить свой доход на больничном за счет небольшого дополнительного тарифа.

Предположим, мы делим программу социального страхования по болезни на две части. Первая - стандарт, который сейчас существует (взносы в Фонд соцстраха платит за работника работодатель). И при начислении больничных в 2020 году получите предел за месяц чуть более 48,3 тысячи рублей.

Понятно, переходить на них, например, с 200 тысяч рублей зарплаты - тяжело. Для таких работников можно предусмотреть вторую, дополнительную, программу - добровольное личное софинансирование. Но это должен быть посильный тариф.

Источник


Возврат к списку





×
Вход на сайт