Lady Lepra (Автор тем)

Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 3 4 5 След.
Мама родила богатыря в машине на полном ходу, я в шоке, что такое бывает! Но тут такое позитивное видео!!!!
 
https://deti.mail.ru/news/mama-rodila-bogatyrya-v-mashine-na-polnom-hodu/?utm_campaign=526270&utm_medium=banner&utm_content=14540198&u­tm_source=deti.mail.ru
Тест на цветовое зрение, попробуйте)
 
http://wvw.igame.com/eye-test/?fbs=32||RU

кто сколько набрал?
у меня 32 *huh*
Анечку Орлову с Днем Рождения!
 
Анютка, с Днем Рождения! Много слов разводить не буду - будь счастлива! Пусть вся жизнь будет яркой, как карнавал в Рио-де-Жанейро! Будь любима! Просто БУДЬ!
*)  *)  *)  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@  =@
Сказ про экскаватор, ямы и дядю Митю, с просторов тырнета
 
В доме №3 по Голещихинскому переулку пропала вода. Приехал экскаватор, выкопал во дворе яму двухметрового роста, искал трубы, но не нашел. Рабочие посмотрели в яму, огорчились, плюнули и решили завязать с археологией до утра.
Поздно вечером дядя Митя шел домой и упал в яму. Он не знал, что она есть во дворе, просто шел наугад и нашел ее. Правда, рабочие оставили ограждение в двух местах — с передней стороны ямы, и с задней, никто ведь не предполагал, что дядя Митя зайдет с флангов.
Оказавшись внизу, дядя Митя захотел выбраться на волю, в пампасы, но потерпел неудачу. Дядя Митя начал громко кричать то, что полагается кричать при падении в яму. Вы знаете все эти слова, я не буду их перечислять.
От звуков родной речи проснулись соседи, вышли на балконы, всем хотелось знать источник трансляции. Живое существо, попавшее в яму, всегда вызывает живейший интерес у своих собратьев. Всем любопытно, как оно будет оттуда выкарабкиваться. Если существо умеет еще и материться, от этого шоу только выигрывает.
Потом из дома вышел дядя Боря, протянул страдальцу руку помощи. Дядя Митя потянул его за эту руку и уронил вниз на себя. Оба стали кричать дуэтом, хотя и немного невпопад. Дядя Митя винил дядю Борю в неустойчивости. Дядя Боря тоже нашел какие-то аргументы, очень убедительные, в основном относившиеся к генетической ущербности дяди Мити. Потом они как-то нашли общий язык, один подсадил другого, и мало-помалу оба выбрались на поверхность планеты. Зрители на балконах, ожидавшие большего накала драмы, разошлись разочарованные.
На следующий день, ближе к вечеру, рабочие с экскаватором вернулись обратно. Оказалось, что вчера копали не в том месте, стало ясно, почему ничего не нашли. Яму во дворе закопали, и выкопали новую, на этот раз со стороны улицы. Уже на глубине полутора метров стали встречаться признаки погребенной цивилизации, в частности телефонный кабель. Кабель пал жертвой раскопок прежде, чем его успели заметить.
После краткого обсуждения было принято решение остановиться на достигнутом и уйти. Был вечер, а сложные решения лучше принимать на свежую голову.
Вы уже догадались, да? Поздно вечером дядя Митя шел домой.
Он помнил, что во дворе дома в земной коре зияет двухметровое отверстие, и решил обойти дом с другой стороны. Утром, когда он выходил из дому, яма во дворе еще была, а на улице ямы не было. Дядя Митя не знал, что в его отсутствие приходили рабочие и поменяли ямы местами.
Он упал вниз в яму и нашел там порванный телефонный кабель. Если кто не знает, в момент вызова напряжение в телефонной линии достигает 110 вольт, в этом кроется разгадка тайны, почему связисты не любят зачищать провода зубами. Дядя Митя в падении нащупал кабель руками. Так совпало, что как раз в этот момент кто-то пытался дозвониться до дома № 3 по Голещихинскому переулку. Кабель был поврежден, до телефонного аппарата вызов не дошел. Вызов принял дядя Митя.
Когда-то очень давно дядя Митя получил образование электрика в ПТУ, там ему рассказали, что делать, если произошло короткое замыкание человека с электричеством. Теперь полученное образование ему пригодилось. Дядя Митя издал звуки слияния человека с возбужденной телефонной линией. На этот раз ему не потребовалась помощь дяди Бори, чтобы выбраться из ямы. Получив заряд бодрости, дядя Митя одним прыжком одержал убедительную победу над гравитацией. В предыдущей яме ему было намного комфортнее.
Оказавшись снаружи ямы, дядя Митя наложил на археологов такое витиеватое проклятие, что Тутанхамон умер бы от зависти еще раз. Весь дальнейший путь до квартиры дядя Митя проделал, держась одной рукой за стену, а ногами прощупывая почву перед собой. Даже в подъезде он на всякий случай проверял на ощупь каждую ступеньку. Он уже ни в чем не был уверен.
На следующее утро, сразу после обеда, к дому № 3 по Голещихинскому переулку вернулись рабочие. Хотели засыпать вчерашнюю яму, но в ней сидели обозленные связисты с местной телефонной станции. Очень сердитые.
Произошел конфликт, связисты предложили рабочим искать свои трубы в другом месте, неподалеку от фаллопиевых.
Рабочие так далеко уходить не стали, просто выкопали еще один шурф, пятью метрами левее предыдущего. На этот раз трубы нашлись. Рабочие обрадовались, очень увлеклись и прорыли траншею, длинную, как добротный удав. Траншея пересекла тротуар и захватила даже немного проезжей части.
Для удобства пешеходов через нее был переброшен мостик из трех досок.
Внизу, под досками, плескался беломорканал.
Как обычно, поздно вечером дядя Митя шел домой.
Вообще-то будни электрика заканчиваются в шесть-ноль-ноль, после шести дядя Митя свободен, как Анджела Дэвис. Но так сложилось, что в понедельник дяде Мите выдали зарплату. Электрик тоже человек, он слаб. Он не может противиться искушению купить поллитру и употребить ее внутриутробно. Поэтому дядя Митя возвращался домой поздно.
Был ведьмин час, на небе светила луна, и в лунном свете прямо перед дядей Митей внезапно появилась траншея.
Случись это днем раньше, он не колеблясь упал бы в нее. Но сегодня все чувства дяди Мити были обострены, он знал о коварстве трубокопателей и был морально готов к траншеям. Дядя Митя прошел по мосткам грациозно, как мисс Вселенная по подиуму, только небритая и с перегаром. Оказавшись на другой стороне подиума, дядя Митя воскликнул:
— Ха! Съели, землеройки?
Когда мудрый царь Соломон говорил: «Гордость предшествует падению», он имел в виду конкретно дядю Митю. Ослепленный гордыней, дядя Митя сделал несколько шагов, и упал в яму с телефонным кабелем.
Буквально через несколько секунд об этом его приключении узнал весь дом.
Падая, дядя Митя сломался в хрупком месте, и в свой крик вложил всю экспрессию, на какую способен сорокалетний электрик.
На балконы вышли заинтригованные соседи. По отдельным звукам и словосочетаниям им удалось установить суть происходящего, кто-то вызвал скорую помощь. Пока она ехала к Голещихинскому переулку, дядя Митя успел обогатить русский язык шестью новыми отглагольными прилагательными и просклонять слово «яма» одиннадцатью разными способами.
Приехал врач, посветил в яму фарами, поразился, как низко может пасть человек. Дядю Митю извлекли из ямы и красиво оформили в гипс.
Следующие два месяца дядя Митя своими белыми округлыми формами напоминал фарфоровую кису. Первую неделю ему мучительно хотелось выпить, остальное время он провел, мечтая почесаться. Под гипсом дядя Митя сросся на славу, когда его вынули наружу, он сразу пошел и купил поллитру.
Накопилось много дел, он стремился наверстать.
А через неделю в доме № 7 по Голещихинскому переулку тоже пропала вода.
Приезжал экскаватор, искал трубы.
Не нашел.
Как приготовить картофель в мундире, а вдруг кто-то не умеет)))))))))))))))))))))))))))
 
Нашла видео-урок, не могу не поделиться))))
http://www.edimdoma.ru/kulinarnaya_shkola/417
Дамский кодекс красоты из бабушкиного альбома, )))))))))) с просторов интернетов
 
Разбирая содержимое сундучка моей бабушки, танцевавшей еще на знаменитом балу у графини Клейнмихель, среди любовных записок, визиток, приглашений, рождественских и пасхальных открыток я обнаружил несколько листков бумаги с каллиграфическим текстом, переписанным, очевидно, из какого-то петербургского журнала. Это был своеобразный дамский кодекс красоты. Несмотря на вековую давность, сии наставления не потеряли своего интереса, а кому-то из особ прекрасного пола могут принести и практическую пользу.


[B]Костюм[/B]
Искусство одеваться - одно из самых необходимых качеств, которым должна обладать светская красавица, желающая нравиться и иметь успех.
Для этого светской красавице необходимо найти хорошую портниху. Но вполне положиться на вкус и фантазию портнихи невозможно. Светская красавица должна прибегать к советам своих ближайших друзей, преимущественно из художников, адвокатов и инженеров путей сообщения, а также посещать французский театр. Советоваться насчет туалета с мужем или бывать в русском драматическом театре - совершенно бесполезно и даже вредно, ибо мужья обыкновенно ровно ничего не понимают по этой части, а русские драматические актрисы совершенно не умеют одеваться.

Порядочная женщина должна переменить в сутки, по крайней мере, семь костюмов: утренний, для завтрака, для прогулки или визитов, обеденный, послеобеденный, вечерний и ночной.
Сообразно семи костюмам полагается семь различных корсетов, семь перемен белья и семь перемен обуви (включая ночные туфельки).
Хороший тон требует, между прочим, чтобы утром была надета бледно-розовая сорочка, а ночью - черная шелковая.
Восстав от сна, светская красавица должна ежедневно принимать теплую ванну.

[B]Ванна[/B]
Самое лучшее, если ванна делается из молока (цельного, а не снятого), в которое недурно прибавлять еще одну-две бутылки хороших сливок.
[U]Но, поскольку порядочное молоко, а тем более хорошие сливки чрезвычайно трудно достать в Петербурге[/U] :D :D :D , молочную ванну можно заменить обыкновенной водяной, в которую, однако, прибавлять:
несколько фунтов миндальных отрубей;бутылку одеколона (тройного); две унции розовой эссенции; четверть фунта лаврового листа;
несколько штук померанцевых корок; фиалковый корень; фунт соды.

[B]Разговор[/B]
Разговор светской красавицы ведется на французском языке. Надо говорить так быстро и часто чтобы издали казалось - горох сыплется. Если даже приходится говорить по-русски, то она должна не выговаривать звуков "р" и "л".

[B]Цвет лица[/B]
Цвет лица у светской красавицы может быть двоякий: или интересно-бледный, или обольстительно-свежий. Брюнеткам больше идет интересно-матовая бледность, а блондинкам - розовые щеки.
Светская красавица, желающая иметь матовую бледность, должна принимать три раза в день толченый мел (хорошо очищенный мел можно получать в аптекарских магазинах; употреблять мелки, предназначенные для карточной игры, нельзя) и пить уксус и лимонный сок. Кроме того, все лицо на ночь густо покрывается особыми составами, продаваемыми в парфюмерных магазинах.
Румяный цвет лица - что называется, кровь с молоком - достигается употреблением полусырого бифштекса и ростбифа и питьем молока. На ночь к обеим щекам привязывается по сырой телячьей котлете костями вверх. В парфюмерных магазинах можно достать прелестные нежные румяна.

[B]Болезнь[/B]
Болезнь светской красавицы бывает двоякая: обыкновенная и чрезвычайная. Обыкновенная, общепринятая болезнь есть мигрень. Этой болезнью надо пользоваться смотря по обстоятельствам.
Чрезвычайные болезни светских красавиц придумываются особыми дамскими докторами, причем сообразно придуманной болезни определяется то или иное заграничное путешествие. Чем необыкновеннее и мудренее название болезни, придуманное докторами, тем интереснее и значительнее считается в свете положение больной [U]и тем больше гонорара должен получить придумавший болезнь доктор[/U] (ибо для того он и учился).

[B]Утро молодой дамы[/B]
Утро молодой женщины не должно начинаться ни слишком рано, ни слишком поздно. Лучше всего вставать около одиннадцати часов, конечно, если молодая женщина не танцевала до четырех часов утра.
Если молодой женщине по той или иной причине приходится встать очень рано, то ей надо избегать будильников. [U]Будильник может испугать. *dont* [/U] Самое лучшее - приказать прислуге завести в назначенный час граммофон, поставленный в соседней комнате. И пусть он исполняет какую-нибудь оперную арию.
Утром молодая женщина одевается в пеньюар и туфельки. Корсет не обязателен.Утро посвящается занятиям. Главное занятие молодой женщины - это прическа. Прическа не должна быть однообразна. Она меняется вместе с туалетом, временем дня и года, с погодой, с настроением.
Пробежать утром газету необходимо, чтобы быть в курсе событий, особенно первых представлений и сенсационных процессов, и уметь поддержать разговор в обществе, поскольку в обществе говорят теперь не только о погоде, но и о событиях дня. Однако чтение политических телеграмм для молодой женщины не обязательно, особенно про разные парламентские события и речи.
Молодая женщина должна получать несколько журналов мод и внимательно изучать их. Она должна просматривать и все новые французские романы, потому что во французских романах не только бывает замечательная психология женского сердца, но и попадаются чрезвычайно поучительные описания дамских туалетов.
После завтрака молодая женщина, переодевшись в дневной туалет и причесавшись, идет с визитами или к своей портнихе.

[B]Прогулки и визиты[/B]
Ходить молодой женщине по улице одной пешком совершенно не принято, а с непривычки даже и опасно, поскольку легко попасть под экипаж, сломать себе ногу, [U]натолкнуться на фонарный столб[/U] *huh* *huh* . Если брать с собой на прогулку ливрейного лакея, то это тоже мало поможет делу. Потому что не принято ходить под руку со своим ливрейным лакеем. [U]Изредка для моциона можно брать с собой мужа[/U].
Выезжать одной в открытом экипаже не совсем удобно, ибо молодую женщину могут принять за кокотку. Компаньонки и бедные родственницы в этом случае не помогают. Поэтому молодая женщина может воспользоваться для выездов каретой, но кучер не должен быть молод и красив, что может скомпрометировать женщину.
Лошади не должны быть слишком резвы. Резвые лошади могут понести и разбить или кого-нибудь задавить. Между тем задавить прохожего - в высшей степени неприлично, потому что молодая женщина может стать героиней уличной истории и даже может попасть в газеты.

[B]Смех и слезы[/B]
Смех и слезы светской красавицы должны быть красивы и изящны. Смех должен быть не громкий, но рассыпчатый. При плаче можно уронить не более трех-четырех слезинок и наблюдать, чтобы не испортить цвет лица.

[B]Вечер и ночь молодой дамы[/B]
Ложиться спать молодой женщине следует около часа ночи. В постели - перелистывать французский роман. Засыпая, ни о чем грустном, неприятном и тяжелом не думать, в особенности об убийцах, нищих, мышах, пауках, привидениях, сиротах, страшных болезнях и пожарах.
Следует помнить, что спокойная совесть - лучшее средство для спокойного сна.
[U]Видеть непристойные сны - совершенно неприлично молодой даме. В подобном случае ей следует, отнюдь не увлекаясь любопытством посмотреть, что будет дальше, немедленно проснуться и повернуться на другой бок[/U] *dont* :D :D :D .

[B]Общие правила хорошего тона[/B]
Благовоспитанная барышня должна иметь очаровательный характер и обворожительные манеры.
Барышни не должны ни много смеяться, ни много плакать, ни много говорить, ни много молчать, ни много есть, ни много петь, ни громко говорить, ни часто улыбаться, ни быстро ходить, ни громко сморкаться.
Все движения барышни должны быть легки, воздушны и грациозны. Грация достигается упорным трудом, через изучение жестов перед туалетным зеркалом или трюмо. Девичьей грации много способствует хороший корсет. Поэтому корсеты всегда надо делать себе на заказ, по мерке.
Не принято вообще, чтобы благовоспитанная барышня, находясь в постороннем обществе, особенно в мужском, хлопала себя обеими руками по бедрам, или садилась в кресло, положив ногу на ногу, или поправляла себе подвязки. Или кричала на прислугу, или драла за уши своих маленьких братьев и сестер, или грубила своей мамаше, или высовывалась наполовину из окна при виде проходящего по улице офицера, или икала, или неожиданно уходила из комнаты без какого-либо благовидного предлога.
За едой, держа вилку и нож, следует грациозно отодвигать в стороны мизинцы обеих рук. Чайную ложку следует держать большим и безымянным пальцами.
Сидеть в обществе следует так, чтобы показаться с самой выгодной стороны своей наружности (анфас, или в профиль, или в три четверти).

Разговаривая с мужчиной, особенно с холостым, барышня не должна смотреть своему собеседнику в глаза. Следует сидеть опустивши глазки и только изредка вскидывать их на собеседника.
Барышня вообще должна иметь вид невинный, но отнюдь не глупый. Она должна научиться краснеть по произволу, то есть краснеть тогда, когда это прилично, и не краснеть, когда это не прилично, - например, если услышит что-нибудь двусмысленное. В таких случаях лучше всего делать так называемое деревянное лицо.
Отнюдь не следует в обществе зевать. Это и невежливо, и неприлично, и некрасиво. Если барышне неудержимо хочется зевнуть, то уж лучше выйти в другую комнату.
Точно так же следует поступать и в том случае, если захочется чихнуть.
Ни под каким видом не следует самой надевать себе в прихожей галоши! Если нет подходящего кавалера, то эту обязанность исполняет прислуга или в крайнем случае мамаша.

[U]Барышня в разговоре не должна упоминать про черта, акушерок, любовников, бородавки, кислую капусту, грибы, редьку, колбасу, хвост, нижнее белье, желудочно-кишечные заболевания, свиней, пиво, лысины, новорожденных детей и бандажи[/U]. :D
Женщины, прошедшие войну, О чем они думали тогда, чем жили..., воспоминания.
 

[B]Женщины на войне: правда, о которой не принято говорить
[/B]
[URL=http://www.ej.by/news/blogs/2013/05/06/zhenschiny_na_voyne_pravda_o_kotoroy_ne_prinyato_govorit.html]взято отсюда[/URL]

«Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи... Уходи... У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами...». Правда про женщин на войне, о которой не писали в газетах…

Ко Дню Победы блогер radulova опубликовала воспоминания женщин-ветеранов из  книги Светланы Алексиевич.

"Ехали много суток... Вышли с девочками на какой-то станции с ведром, чтобы воды набрать. Оглянулись и ахнули: один за одним шли составы, и там одни девушки. Поют. Машут нам - кто косынками, кто пилотками. Стало понятно: мужиков не хватает, полегли они, в земле. Или в плену. Теперь мы вместо них... Мама написала мне молитву. Я положила ее в медальон. Может, и помогло - я вернулась домой. Я перед боем медальон целовала..."

X

"Один раз ночью разведку боем на участке нашего полка вела целая рота. К рассвету она отошла, а с нейтральной полосы послышался стон. Остался раненый. "Не ходи, убьют, - не пускали меня бойцы, - видишь, уже светает". Не послушалась, поползла. Нашла раненого, тащила его восемь часов, привязав ремнем за руку. Приволокла живого. Командир узнал, объявил сгоряча пять суток ареста за самовольную отлучку. А заместитель командира полка отреагировал по-другому: "Заслуживает награды". В девятнадцать лет у меня была медаль "За отвагу". В девятнадцать лет поседела. В девятнадцать лет в последнем бою были прострелены оба легких, вторая пуля прошла между двух позвонков. Парализовало ноги... И меня посчитали убитой... В девятнадцать лет... У меня внучка сейчас такая. Смотрю на нее - и не верю. Дите!"

"У меня было ночное дежурство... Зашла в палату тяжелораненых. Лежит капитан... Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет... Не дотянет до утра... Спрашиваю его: "Ну, как? Чем тебе помочь?" Никогда не забуду... Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: "Расстегни халат... Покажи мне свою грудь... Я давно не видел жену..." Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице..."

X

"И когда он появился третий раз, это же одно мгновенье - то появится, то скроется, - я решила стрелять. Решилась, и вдруг такая мысль мелькнула: это же человек, хоть он враг, но человек, и у меня как-то начали дрожать руки, по всему телу пошла дрожь, озноб. Какой-то страх... Ко мне иногда во сне и сейчас возвращается это ощущение... После фанерных мишеней стрелять в живого человека было трудно. Я же его вижу в оптический прицел, хорошо вижу. Как будто он близко... И внутри у меня что-то противится... Что-то не дает, не могу решиться. Но я взяла себя в руки, нажала спусковой крючок... Не сразу у нас получилось. Не женское это дело - ненавидеть и убивать. Не наше... Надо было себя убеждать. Уговаривать..."

"И девчонки рвались на фронт добровольно, а трус сам воевать не пойдет. Это были смелые, необыкновенные девчонки. Есть статистика: потери среди медиков переднего края занимали второе место после потерь в стрелковых батальонах. В пехоте. Что такое, например, вытащить раненого с поля боя? Я вам сейчас расскажу... Мы поднялись в атаку, а нас давай косить из пулемета. И батальона не стало. Все лежали. Они не были все убиты, много раненых. Немцы бьют, огня не прекращают. Совсем неожиданно для всех из траншеи выскакивает сначала одна девчонка, потом вторая, третья... Они стали перевязывать и оттаскивать раненых, даже немцы на какое-то время онемели от изумления. К часам десяти вечера все девчонки были тяжело ранены, а каждая спасла максимум два-три человека. Награждали их скупо, в начале войны наградами не разбрасывались. Вытащить раненого надо было вместе с его личным оружием. Первый вопрос в медсанбате: где оружие? В начале войны его не хватало. Винтовку, автомат, пулемет - это тоже надо было тащить. В сорок первом был издан приказ номер двести восемьдесят один о представлении к награждению за спасение жизни солдат: за пятнадцать тяжелораненых, вынесенных с поля боя вместе с личным оружием - медаль "За боевые заслуги", за спасение двадцати пяти человек - орден Красной Звезды, за спасение сорока - орден Красного Знамени, за спасение восьмидесяти - орден Ленина. А я вам описал, что значило спасти в бою хотя бы одного... Из-под пуль..."

"Что в наших душах творилось, таких людей, какими мы были тогда, наверное, больше никогда не будет. Никогда! Таких наивных и таких искренних. С такой верой! Когда знамя получил наш командир полка и дал команду: "Полк, под знамя! На колени!", все мы почувствовали себя счастливыми. Стоим и плачем, у каждой слезы на глазах. Вы сейчас не поверите, у меня от этого потрясения весь мой организм напрягся, моя болезнь, а я заболела "куриной слепотой", это у меня от недоедания, от нервного переутомления случилось, так вот, моя куриная слепота прошла. Понимаете, я на другой день была здорова, я выздоровела, вот через такое потрясение всей души..."

X

"Меня ураганной волной отбросило к кирпичной стене. Потеряла сознание... Когда пришла в себя, был уже вечер. Подняла голову, попробовала сжать пальцы - вроде двигаются, еле-еле продрала левый глаз и пошла в отделение, вся в крови. В коридоре встречаю нашу старшую сестру, она не узнала меня, спросила: "Кто вы? Откуда?" Подошла ближе, ахнула и говорит: "Где тебя так долго носило, Ксеня? Раненые голодные, а тебя нет". Быстро перевязали голову, левую руку выше локтя, и я пошла получать ужин. В глазах темнело, пот лился градом. Стала раздавать ужин, упала. Привели в сознание, и только слышится: "Скорей! Быстрей!" И опять - "Скорей! Быстрей!" Через несколько дней у меня еще брали для тяжелораненых кровь".

"Мы же молоденькие совсем на фронт пошли. Девочки. Я за войну даже подросла. Мама дома померила... Я подросла на десять сантиметров..."

X

"Организовали курсы медсестер, и отец отвел нас с сестрой туда. Мне - пятнадцать лет, а сестре - четырнадцать. Он говорил: "Это все, что я могу отдать для победы. Моих девочек..." Другой мысли тогда не было. Через год я попала на фронт..."

X

"У нашей матери не было сыновей... А когда Сталинград был осажден, добровольно пошли на фронт. Все вместе. Вся семья: мама и пять дочерей, а отец к этому времени уже воевал..."

X

"Меня мобилизовали, я была врач. Я уехала с чувством долга. А мой папа был счастлив, что дочь на фронте. Защищает Родину. Папа шел в военкомат рано утром. Он шел получать мой аттестат и шел рано утром специально, чтобы все в деревне видели, что дочь у него на фронте..."

X

"Помню, отпустили меня в увольнение. Прежде чем пойти к тете, я зашла в магазин. До войны страшно любила конфеты. Говорю:
- Дайте мне конфет.
Продавщица смотрит на меня, как на сумасшедшую. Я не понимала: что такое - карточки, что такое - блокада? Все люди в очереди повернулись ко мне, а у меня винтовка больше, чем я. Когда нам их выдали, я посмотрела и думаю: "Когда я дорасту до этой винтовки?" И все вдруг стали просить, вся очередь:
- Дайте ей конфет. Вырежьте у нас талоны.
И мне дали".

"И у меня впервые в жизни случилось... Наше... Женское... Увидела я у себя кровь, как заору:
- Меня ранило...
В разведке с нами был фельдшер, уже пожилой мужчина. Он ко мне:
- Куда ранило?
- Не знаю куда... Но кровь...
Мне он, как отец, все рассказал... Я ходила в разведку после войны лет пятнадцать. Каждую ночь. И сны такие: то у меня автомат отказал, то нас окружили. Просыпаешься - зубы скрипят. Вспоминаешь - где ты? Там или здесь?"

X

"Уезжала я на фронт материалисткой. Атеисткой. Хорошей советской школьницей уехала, которую хорошо учили. А там... Там я стала молиться... Я всегда молилась перед боем, читала свои молитвы. Слова простые... Мои слова... Смысл один, чтобы я вернулась к маме и папе. Настоящих молитв я не знала, и не читала Библию. Никто не видел, как я молилась. Я - тайно. Украдкой молилась. Осторожно. Потому что... Мы были тогда другие, тогда жили другие люди. Вы - понимаете?"

"Формы на нас нельзя было напастись: всегда в крови. Мой первый раненый - старший лейтенант Белов, мой последний раненый - Сергей Петрович Трофимов, сержант минометного взвода. В семидесятом году он приезжал ко мне в гости, и дочерям я показала его раненую голову, на которой и сейчас большой шрам. Всего из-под огня я вынесла четыреста восемьдесят одного раненого. Кто-то из журналистов подсчитал: целый стрелковый батальон... Таскали на себе мужчин, в два-три раза тяжелее нас. А раненые они еще тяжелее. Его самого тащишь и его оружие, а на нем еще шинель, сапоги. Взвалишь на себя восемьдесят килограммов и тащишь. Сбросишь... Идешь за следующим, и опять семьдесят-восемьдесят килограммов... И так раз пять-шесть за одну атаку. А в тебе самой сорок восемь килограммов - балетный вес. Сейчас уже не верится..."

X

"Я потом стала командиром отделения. Все отделение из молодых мальчишек. Мы целый день на катере. Катер небольшой, там нет никаких гальюнов. Ребятам по необходимости можно через борт, и все. Ну, а как мне? Пару раз я до того дотерпелась, что прыгнула прямо за борт и плаваю. Они кричат: "Старшина за бортом!" Вытащат. Вот такая элементарная мелочь... Но какая это мелочь? Я потом лечилась...

X

"Вернулась с войны седая. Двадцать один год, а я вся беленькая. У меня тяжелое ранение было, контузия, я плохо слышала на одно ухо. Мама меня встретила словами: "Я верила, что ты придешь. Я за тебя молилась день и ночь". Брат на фронте погиб. Она плакала: "Одинаково теперь - рожай девочек или мальчиков".

"А я другое скажу... Самое страшное для меня на войне - носить мужские трусы. Вот это было страшно. И это мне как-то... Я не выражусь... Ну, во-первых, очень некрасиво... Ты на войне, собираешься умереть за Родину, а на тебе мужские трусы. В общем, ты выглядишь смешно. Нелепо. Мужские трусы тогда носили длинные. Широкие. Шили из сатина. Десять девочек в нашей землянке, и все они в мужских трусах. О, Боже мой! Зимой и летом. Четыре года... Перешли советскую границу... Добивали, как говорил на политзанятиях наш комиссар, зверя в его собственной берлоге. Возле первой польской деревни нас переодели, выдали новое обмундирование и... И! И! И! Привезли в первый раз женские трусы и бюстгальтеры. За всю войну в первый раз. Ха-а-а... Ну, понятно... Мы увидели нормальное женское белье... Почему не смеешься? Плачешь... Ну, почему?"

X

"В восемнадцать лет на Курской Дуге меня наградили медалью "За боевые заслуги" и орденом Красной Звезды, в девятнадцать лет - орденом Отечественной войны второй степени. Когда прибывало новое пополнение, ребята были все молодые, конечно, они удивлялись. Им тоже по восемнадцать-девятнадцать лет, и они с насмешкой спрашивали: "А за что ты получила свои медали?" или "А была ли ты в бою?" Пристают с шуточками: "А пули пробивают броню танка?" Одного такого я потом перевязывала на поле боя, под обстрелом, я и фамилию его запомнила - Щеголеватых. У него была перебита нога. Я ему шину накладываю, а он у меня прощения просит: "Сестричка, прости, что я тебя тогда обидел..."

"Замаскировались. Сидим. Ждем ночи, чтобы все-таки сделать попытку прорваться. И лейтенант Миша Т., комбат был ранен, и он выполнял обязанности комбата, лет ему было двадцать, стал вспоминать, как он любил танцевать, играть на гитаре. Потом спрашивает:
- Ты хоть пробовала?
- Чего? Что пробовала? - А есть хотелось страшно.
- Не чего, а кого... Бабу!
А до войны пирожные такие были. С таким названием.
- Не-е-ет...
- И я тоже еще не пробовал. Вот умрешь и не узнаешь, что такое любовь... Убьют нас ночью...
- Да пошел ты, дурак! - До меня дошло, о чем он.
Умирали за жизнь, еще не зная, что такое жизнь. Обо всем еще только в книгах читали. Я кино про любовь любила..."

X

"Она заслонила от осколка мины любимого человека. Осколки летят - это какие-то доли секунды... Как она успела? Она спасла лейтенанта Петю Бойчевского, она его любила. И он остался жить. Через тридцать лет Петя Бойчевский приехал из Краснодара и нашел меня на нашей фронтовой встрече, и все это мне рассказал. Мы съездили с ним в Борисов и разыскали ту поляну, где Тоня погибла. Он взял землю с ее могилы... Нес и целовал... Было нас пять, конаковских девчонок... А одна я вернулась к маме..."

X

"Был организован Отдельный отряд дымомаскировки, которым командовал бывший командир дивизиона торпедных катеров капитан-лейтенант Александр Богданов. Девушки, в основном, со средне-техническим образованием или после первых курсов института. Наша задача - уберечь корабли, прикрывать их дымом. Начнется обстрел, моряки ждут: "Скорей бы девчата дым повесили. С ним поспокойнее". Выезжали на машинах со специальной смесью, а все в это время прятались в бомбоубежище. Мы же, как говорится, вызывали огонь на себя. Немцы ведь били по этой дымовой завесе..."

"Перевязываю танкиста... Бой идет, грохот. Он спрашивает: "Девушка, как вас зовут?" Даже комплимент какой-то. Мне так странно было произносить в этом грохоте, в этом ужасе свое имя - Оля".

X

"И вот я командир орудия. И, значит, меня - в тысяча триста пятьдесят седьмой зенитный полк. Первое время из носа и ушей кровь шла, расстройство желудка наступало полное... Горло пересыхало до рвоты... Ночью еще не так страшно, а днем очень страшно. Кажется, что самолет прямо на тебя летит, именно на твое орудие. На тебя таранит! Это один миг... Сейчас он всю, всю тебя превратит ни во что. Все - конец!"

X

"И пока меня нашли, я сильно отморозила ноги. Меня, видимо, снегом забросало, но я дышала, и образовалось в снегу отверстие... Такая трубка... Нашли меня санитарные собаки. Разрыли снег и шапку-ушанку мою принесли. Там у меня был паспорт смерти, у каждого были такие паспорта: какие родные, куда сообщать. Меня откопали, положили на плащ-палатку, был полный полушубок крови... Но никто не обратил внимания на мои ноги... Шесть месяцев я лежала в госпитале. Хотели ампутировать ногу, ампутировать выше колена, потому что начиналась гангрена. И я тут немножко смалодушничала, не хотела оставаться жить калекой. Зачем мне жить? Кому я нужна? Ни отца, ни матери. Обуза в жизни. Ну, кому я нужна, обрубок! Задушусь..."

X

"Там же получили танк. Мы оба были старшими механиками-водителями, а в танке должен быть только один механик-водитель. Командование решило назначить меня командиром танка "ИС-122", а мужа - старшим механиком-водителем. И так мы дошли до Германии. Оба ранены. Имеем награды. Было немало девушек-танкисток на средних танках, а вот на тяжелом - я одна".

"Нам сказали одеть все военное, а я метр пятьдесят. Влезла в брюки, и девочки меня наверху ими завязали".

X

"Пока он слышит... До последнего момента говоришь ему, что нет-нет, разве можно умереть. Целуешь его, обнимаешь: что ты, что ты? Он уже мертвый, глаза в потолок, а я ему что-то еще шепчу... Успокаиваю... Фамилии вот стерлись, ушли из памяти, а лица остались... "

X

"У нас попала в плен медсестра... Через день, когда мы отбили ту деревню, везде валялись мертвые лошади, мотоциклы, бронетранспортеры. Нашли ее: глаза выколоты, грудь отрезана... Ее посадили на кол... Мороз, и она белая-белая, и волосы все седые. Ей было девятнадцать лет. В рюкзаке у нее мы нашли письма из дома и резиновую зеленую птичку. Детскую игрушку..."

X

"Под Севском немцы атаковали нас по семь-восемь раз в день. И я еще в этот день выносила раненых с их оружием. К последнему подползла, а у него рука совсем перебита. Болтается на кусочках... На жилах... В кровище весь... Ему нужно срочно отрезать руку, чтобы перевязать. Иначе никак. А у меня нет ни ножа, ни ножниц. Сумка телепалась-телепалась на боку, и они выпали. Что делать? И я зубами грызла эту мякоть. Перегрызла, забинтовала... Бинтую, а раненый: "Скорей, сестра. Я еще повоюю". В горячке..."

"Я всю войну боялась, чтобы ноги не покалечило. У меня красивые были ноги. Мужчине - что? Ему не так страшно, если даже ноги потеряет. Все равно - герой. Жених! А женщину покалечит, так это судьба ее решится. Женская судьба..."

X

"Мужчины разложат костер на остановке, трясут вшей, сушатся. А нам где? Побежим за какое-нибудь укрытие, там и раздеваемся. У меня был свитерочек вязаный, так вши сидели на каждом миллиметре, в каждой петельке. Посмотришь, затошнит. Вши бывают головные, платяные, лобковые... У меня были они все..."

X

"Под Макеевкой, в Донбассе, меня ранило, ранило в бедро. Влез вот такой осколочек, как камушек, сидит. Чувствую - кровь, я индивидуальный пакет сложила и туда. И дальше бегаю, перевязываю. Стыдно кому сказать, ранило девчонку, да куда - в ягодицу. В попу... В шестнадцать лет это стыдно кому-нибудь сказать. Неудобно признаться. Ну, и так я бегала, перевязывала, пока не потеряла сознание от потери крови. Полные сапоги натекло..."

X

"Приехал врач, сделали кардиограмму, и меня спрашивают:
- Вы когда перенесли инфаркт?
- Какой инфаркт?
- У вас все сердце в рубцах.
А эти рубцы, видно, с войны. Ты заходишь над целью, тебя всю трясет. Все тело покрывается дрожью, потому что внизу огонь: истребители стреляют, зенитки расстреливают... Летали мы в основном ночью. Какое-то время нас попробовали посылать на задания днем, но тут же отказались от этой затеи. Наши "По-2" подстреливали из автомата... Делали до двенадцати вылетов за ночь. Я видела знаменитого летчика-аса Покрышкина, когда он прилетал из боевого полета. Это был крепкий мужчина, ему не двадцать лет и не двадцать три, как нам: пока самолет заправляли, техник успевал снять с него рубашку и выкрутить. С нее текло, как будто он под дождем побывал. Теперь можете легко себе представить, что творилось с нами. Прилетишь и не можешь даже из кабины выйти, нас вытаскивали. Не могли уже планшет нести, тянули по земле".

X

"Мы стремились... Мы не хотели, чтобы о нас говорили: "Ах, эти женщины!" И старались больше, чем мужчины, мы еще должны были доказать, что не хуже мужчин. А к нам долго было высокомерное, снисходительное отношение: "Навоюют эти бабы..."

"Три раза раненая и три раза контуженная. На войне кто о чем мечтал: кто домой вернуться, кто дойти до Берлина, а я об одном загадывала - дожить бы до дня рождения, чтобы мне исполнилось восемнадцать лет. Почему-то мне страшно было умереть раньше, не дожить даже до восемнадцати. Ходила я в брюках, в пилотке, всегда оборванная, потому что всегда на коленках ползешь, да еще под тяжестью раненого. Не верилось, что когда-нибудь можно будет встать и идти по земле, а не ползти. Это мечта была! Приехал как-то командир дивизии, увидел меня и спрашивает: "А что это у вас за подросток? Что вы его держите? Его бы надо послать учиться".

X

"Мы были счастливы, когда доставали котелок воды вымыть голову. Если долго шли, искали мягкой травы. Рвали ее и ноги... Ну, понимаете, травой смывали... Мы же свои особенности имели, девчонки... Армия об этом не подумала... Ноги у нас зеленые были... Хорошо, если старшина был пожилой человек и все понимал, не забирал из вещмешка лишнее белье, а если молодой, обязательно выбросит лишнее. А какое оно лишнее для девчонок, которым надо бывает два раза в день переодеться. Мы отрывали рукава от нижних рубашек, а их ведь только две. Это только четыре рукава..."

"Идем... Человек двести девушек, а сзади человек двести мужчин. Жара стоит. Жаркое лето. Марш бросок - тридцать километров. Жара дикая... И после нас красные пятна на песке... Следы красные... Ну, дела эти... Наши... Как ты тут что спрячешь? Солдаты идут следом и делают вид, что ничего не замечают... Не смотрят под ноги... Брюки на нас засыхали, как из стекла становились. Резали. Там раны были, и все время слышался запах крови. Нам же ничего не выдавали... Мы сторожили: когда солдаты повесят на кустах свои рубашки. Пару штук стащим... Они потом уже догадывались, смеялись: "Старшина, дай нам другое белье. Девушки наше забрали". Ваты и бинтов для раненых не хватало... А не то, что... Женское белье, может быть, только через два года появилось. В мужских трусах ходили и майках... Ну, идем... В сапогах! Ноги тоже сжарились. Идем... К переправе, там ждут паромы. Добрались до переправы, и тут нас начали бомбить. Бомбежка страшнейшая, мужчины - кто куда прятаться. Нас зовут... А мы бомбежки не слышим, нам не до бомбежки, мы скорее в речку. К воде... Вода! Вода! И сидели там, пока не отмокли... Под осколками... Вот оно... Стыд был страшнее смерти. И несколько девчонок в воде погибло..."

"Наконец получили назначение. Привели меня к моему взводу... Солдаты смотрят: кто с насмешкой, кто со злом даже, а другой так передернет плечами - сразу все понятно. Когда командир батальона представил, что вот, мол, вам новый командир взвода, все сразу взвыли: "У-у-у-у..." Один даже сплюнул: "Тьфу!" А через год, когда мне вручали орден Красной Звезды, эти же ребята, кто остался в живых, меня на руках в мою землянку несли. Они мной гордились".

X

"Ускоренным маршем вышли на задание. Погода была теплая, шли налегке. Когда стали проходить позиции артиллеристов-дальнобойщиков, вдруг один выскочил из траншеи и закричал: "Воздух! Рама!" Я подняла голову и ищу в небе "раму". Никакого самолета не обнаруживаю. Кругом тихо, ни звука. Где же та "рама"? Тут один из моих саперов попросил разрешения выйти из строя. Смотрю, он направляется к тому артиллеристу и отвешивает ему оплеуху. Не успела я что-нибудь сообразить, как артиллерист закричал: "Хлопцы, наших бьют!" Из траншеи повыскакивали другие артиллеристы и окружили нашего сапера. Мой взвод, не долго думая, побросал щупы, миноискатели, вещмешки и бросился к нему на выручку. Завязалась драка. Я не могла понять, что случилось? Почему взвод ввязался в драку? Каждая минута на счету, а тут такая заваруха. Даю команду: "Взвод, стать в строй!" Никто не обращает на меня внимания. Тогда я выхватила пистолет и выстрелила в воздух. Из блиндажа выскочили офицеры. Пока всех утихомирили, прошло значительное время. Подошел к моему взводу капитан и спросил: "Кто здесь старший?" Я доложила. У него округлились глаза, он даже растерялся. Затем спросил: "Что тут произошло?" Я не могла ответить, так как на самом деле не знала причины. Тогда вышел мой помкомвзвода и рассказал, как все было. Так я узнала, что такое "рама", какое это обидное было слово для женщины. Что-то типа шлюхи. Фронтовое ругательство..."

"Про любовь спрашиваете? Я не боюсь сказать правду... Я была пэпэже, то, что расшифровывается "походно-полевая жена. Жена на войне. Вторая. Незаконная. Первый командир батальона... Я его не любила. Он хороший был человек, но я его не любила. А пошла к нему в землянку через несколько месяцев. Куда деваться? Одни мужчины вокруг, так лучше с одним жить, чем всех бояться. В бою не так страшно было, как после боя, особенно, когда отдых, на переформирование отойдем. Как стреляют, огонь, они зовут: "Сестричка! Сестренка!", а после боя каждый тебя стережет... Из землянки ночью не вылезешь... Говорили вам это другие девчонки или не признались? Постыдились, думаю... Промолчали. Гордые! А оно все было... Но об этом молчат... Не принято... Нет... Я, например, в батальоне была одна женщина, жила в общей землянке. Вместе с мужчинами. Отделили мне место, но какое оно отдельное, вся землянка шесть метров. Я просыпалась ночью от того, что махала руками, то одному дам по щекам, по рукам, то другому. Меня ранило, попала в госпиталь и там махала руками. Нянечка ночью разбудит: "Ты чего?" Кому расскажешь?"

X

"Мы его хоронили... Он лежал на плащ-палатке, его только-только убило. Немцы нас обстреливают. Надо хоронить быстро... Прямо сейчас... Нашли старые березы, выбрали ту, которая поодаль от старого дуба стояла. Самая большая. Возле нее... Я старалась запомнить, чтобы вернуться и найти потом это место. Тут деревня кончается, тут развилка... Но как запомнить? Как запомнить, если одна береза на наших глазах уже горит... Как? Стали прощаться... Мне говорят: "Ты - первая!" У меня сердце подскочило, я поняла... Что... Всем, оказывается, известно о моей любви. Все знают... Мысль ударила: может, и он знал? Вот... Он лежит... Сейчас его опустят в землю... Зароют. Накроют песком... Но я страшно обрадовалась этой мысли, что, может, он тоже знал. А вдруг и я ему нравилась? Как будто он живой и что-то мне сейчас ответит... Вспомнила, как на Новый год он подарил мне немецкую шоколадку. Я ее месяц не ела, в кармане носила. Сейчас до меня это не доходит, я всю жизнь вспоминаю... Этот момент... Бомбы летят... Он... Лежит на плащ-палатке... Этот момент... А я радуюсь... Стою и про себя улыбаюсь. Ненормальная. Я радуюсь, что он, может быть, знал о моей любви... Подошла и его поцеловала. Никогда до этого не целовала мужчину... Это был первый..."

"Как нас встретила Родина? Без рыданий не могу... Сорок лет прошло, а до сих пор щеки горят. Мужчины молчали, а женщины... Они кричали нам: "Знаем, чем вы там занимались! Завлекали молодыми п... наших мужиков. Фронтовые б... Сучки военные..." Оскорбляли по-всякому... Словарь русский богатый... Провожает меня парень с танцев, мне вдруг плохо-плохо, сердце затарахтит. Иду-иду и сяду в сугроб. "Что с тобой?" - "Да ничего. Натанцевалась". А это - мои два ранения... Это - война... А надо учиться быть нежной. Быть слабой и хрупкой, а ноги в сапогах разносились - сороковой размер. Непривычно, чтобы кто-то меня обнял. Привыкла сама отвечать за себя. Ласковых слов ждала, но их не понимала. Они мне, как детские. На фронте среди мужчин - крепкий русский мат. К нему привыкла. Подруга меня учила, она в библиотеке работала: "Читай стихи. Есенина читай".

X

"Ноги пропали... Ноги отрезали... Спасали меня там же, в лесу... Операция была в самых примитивных условиях. Положили на стол оперировать, и даже йода не было, простой пилой пилили ноги, обе ноги... Положили на стол, и нет йода. За шесть километров в другой партизанский отряд поехали за йодом, а я лежу на столе. Без наркоза. Без... Вместо наркоза - бутылка самогонки. Ничего не было, кроме обычной пилы... Столярной... У нас был хирург, он сам тоже без ног, он говорил обо мне, это другие врачи передали: "Я преклоняюсь перед ней. Я столько мужчин оперировал, но таких не видел. Не вскрикнет". Я держалась... Я привыкла быть на людях сильной..."

X

Подбежав к машине, открыла дверку и стала докладывать:
- Товарищ генерал, по вашему приказанию...
Услышала:
- Отставить...
Вытянулась по стойке "смирно". Генерал даже не повернулся ко мне, а через стекло машины смотрит на дорогу. Нервничает и часто посматривает на часы. Я стою. Он обращается к своему ординарцу:
- Где же тот командир саперов?
Я снова попыталась доложить:
- Товарищ генерал...
Он наконец повернулся ко мне и с досадой:
- На черта ты мне нужна!
Я все поняла и чуть не расхохоталась. Тогда его ординарец первый догадался:
- Товарищ генерал, а может, она и есть командир саперов?
Генерал уставился на меня:
- Ты кто?
- Командир саперного взвода, товарищ генерал.
- Ты - командир взвода? - возмутился он.
- Так точно, товарищ генерал!
- Это твои саперы работают?
- Так точно, товарищ генерал!
- Заладила: генерал, генерал...
Вылез из машины, прошел несколько шагов вперед, затем вернулся ко мне. Постоял, смерил глазами. И к своему ординарцу:

- Видал?

X

"Муж был старшим машинистом, а я машинистом. Четыре года в теплушке ездили, и сын вместе с нами. Он у меня за всю войну даже кошку не видел. Когда поймал под Киевом кошку, наш состав страшно бомбили, налетело пять самолетов, а он обнял ее: "Кисанька милая, как я рад, что я тебя увидел. Я не вижу никого, ну, посиди со мной. Дай я тебя поцелую". Ребенок... У ребенка все должно быть детское... Он засыпал со словами: "Мамочка, у нас есть кошка. У нас теперь настоящий дом".

"Лежит на траве Аня Кабурова... Наша связистка. Она умирает - пуля попала в сердце. В это время над нами пролетает клин журавлей. Все подняли головы к небу, и она открыла глаза. Посмотрела: "Как жаль, девочки". Потом помолчала и улыбнулась нам: "Девочки, неужели я умру?" В это время бежит наш почтальон, наша Клава, она кричит: "Не умирай! Не умирай! Тебе письмо из дома..." Аня не закрывает глаза, она ждет... Наша Клава села возле нее, распечатала конверт. Письмо от мамы: "Дорогая моя, любимая доченька..." Возле меня стоит врач, он говорит: "Это - чудо. Чудо!! Она живет вопреки всем законам медицины..." Дочитали письмо... И только тогда Аня закрыла глаза..."

X

"Пробыла я у него один день, второй и решаю: "Иди в штаб и докладывай. Я с тобой здесь останусь". Он пошел к начальству, а я не дышу: ну, как скажут, чтобы в двадцать четыре часа ноги ее не было? Это же фронт, это понятно. И вдруг вижу - идет в землянку начальство: майор, полковник. Здороваются за руку все. Потом, конечно, сели мы в землянке, выпили, и каждый сказал свое слово, что жена нашла мужа в траншее, это же настоящая жена, документы есть. Это же такая женщина! Дайте посмотреть на такую женщину! Они такие слова говорили, они все плакали. Я тот вечер всю жизнь вспоминаю... Что у меня еще осталось? Зачислили санитаркой. Ходила с ним в разведку. Бьет миномет, вижу - упал. Думаю: убитый или раненый? Бегу туда, а миномет бьет, и командир кричит: "Куда ты прешь, чертова баба!!" Подползу - живой... Живой!"

X

"Два года назад гостил у меня наш начальник штаба Иван Михайлович Гринько. Он уже давно на пенсии. За этим же столом сидел. Я тоже пирогов напекла. Беседуют они с мужем, вспоминают... О девчонках наших заговорили... А я как зареву: "Почет, говорите, уважение. А девчонки-то почти все одинокие. Незамужние. Живут в коммуналках. Кто их пожалел? Защитил? Куда вы подевались все после войны? Предатели!!" Одним словом, праздничное настроение я им испортила... Начальник штаба вот на твоем месте сидел. "Ты мне покажи, - стучал кулаком по столу, - кто тебя обижал. Ты мне его только покажи!" Прощения просил: "Валя, я ничего тебе не могу сказать, кроме слез".

X

"Я до Берлина с армией дошла... Вернулась в свою деревню с двумя орденами Славы и медалями. Пожила три дня, а на четвертый мама поднимает меня с постели и говорит: "Доченька, я тебе собрала узелок. Уходи... Уходи... У тебя еще две младших сестры растут. Кто их замуж возьмет? Все знают, что ты четыре года была на фронте, с мужчинами... " Не трогайте мою душу. Напишите, как другие, о моих наградах..."

X

"Под Сталинградом... Тащу я двух раненых. Одного протащу - оставляю, потом - другого. И так тяну их по очереди, потому что очень тяжелые раненые, их нельзя оставлять, у обоих, как это проще объяснить, высоко отбиты ноги, они истекают кровью. Тут минута дорога, каждая минута. И вдруг, когда я подальше от боя отползла, меньше стало дыма, вдруг я обнаруживаю, что тащу одного нашего танкиста и одного немца... Я была в ужасе: там наши гибнут, а я немца спасаю. Я была в панике... Там, в дыму, не разобралась... Вижу: человек умирает, человек кричит... А-а-а... Они оба обгоревшие, черные. Одинаковые. А тут я разглядела: чужой медальон, чужие часы, все чужое. Эта форма проклятая. И что теперь? Тяну нашего раненого и думаю: "Возвращаться за немцем или нет?" Я понимала, что если я его оставлю, то он скоро умрет. От потери крови... И я поползла за ним. Я продолжала тащить их обоих... Это же Сталинград... Самые страшные бои. Самые-самые. Моя ты бриллиантовая... Не может быть одно сердце для ненависти, а второе - для любви. У человека оно одно".

"Кончилась война, они оказались страшно незащищенными. Вот моя жена. Она - умная женщина, и она к военным девушкам плохо относится. Считает, что они ехали на войну за женихами, что все крутили там романы. Хотя на самом деле, у нас же искренний разговор, это чаще всего были честные девчонки. Чистые. Но после войны... После грязи, после вшей, после смертей... Хотелось чего-то красивого. Яркого. Красивых женщин... У меня был друг, его на фронте любила одна прекрасная, как я сейчас понимаю, девушка. Медсестра. Но он на ней не женился, демобилизовался и нашел себе другую, посмазливее. И он несчастлив со своей женой. Теперь вспоминает ту, свою военную любовь, она ему была бы другом. А после фронта он жениться на ней не захотел, потому что четыре года видел ее только в стоптанных сапогах и мужском ватнике. Мы старались забыть войну. И девчонок своих тоже забыли..."

X

"Моя подруга... Не буду называть ее фамилии, вдруг обидится... Военфельдшер... Трижды ранена. Кончилась война, поступила в медицинский институт. Никого из родных она не нашла, все погибли. Страшно бедствовала, мыла по ночам подъезды, чтобы прокормиться. Но никому не признавалась, что инвалид войны и имеет льготы, все документы порвала. Я спрашиваю: "Зачем ты порвала?" Она плачет: "А кто бы меня замуж взял?" - "Ну, что же, - говорю, - правильно сделала". Еще громче плачет: "Мне бы эти бумажки теперь пригодились. Болею тяжело". Представляете? Плачет."

X

"Мы поехали в Кинешму, это Ивановская область, к его родителям. Я ехала героиней, я никогда не думала, что так можно встретить фронтовую девушку. Мы же столько прошли, столько спасли матерям детей, женам мужей. И вдруг... Я узнала оскорбление, я услышала обидные слова. До этого же кроме как: "сестричка родная", "сестричка дорогая", ничего другого не слышала... Сели вечером пить чай, мать отвела сына на кухню и плачет: "На ком ты женился? На фронтовой... У тебя же две младшие сестры. Кто их теперь замуж возьмет?" И сейчас, когда об этом вспоминаю, плакать хочется. Представляете: привезла я пластиночку, очень любила ее. Там были такие слова: и тебе положено по праву в самых модных туфельках ходить... Это о фронтовой девушке. Я ее поставила, старшая сестра подошла и на моих глазах разбила, мол, у вас нет никаких прав. Они уничтожили все мои фронтовые фотографии... Хватило нам, фронтовым девчонкам. И после войны досталось, после войны у нас была еще одна война. Тоже страшная. Как-то мужчины оставили нас. Не прикрыли. На фронте по-другому было".

X

"Это потом чествовать нас стали, через тридцать лет... Приглашать на встречи... А первое время мы таились, даже награды не носили. Мужчины носили, а женщины нет. Мужчины - победители, герои, женихи, у них была война, а на нас смотрели совсем другими глазами. Совсем другими... У нас, скажу я вам, забрали победу... Победу с нами не разделили. И было обидно... Непонятно..."

X

"Первая медаль "За отвагу"... Начался бой. Огонь шквальный. Солдаты залегли. Команда: "Вперед! За Родину!", а они лежат. Опять команда, опять лежат. Я сняла шапку, чтобы видели: девчонка поднялась... И они все встали, и мы пошли в бой..."
Задача из китайского экзамена по физике, реальная... и смех и...
 
Вопрос: Медведь упал в яму-ловушку глубиной 19,617 метров. Время его падения составило 2 секунды. Какого цвета был медведь?
А. Белый (полярный медведь)
B. Бурый
C. Чёрный
D. Чёрно-коричневый (малайский медведь)
E. Серый (гризли)

Решение: Используя формулу S = gt2/2, вычисляем, что g = 9,8085 м/с2 (ускорение свободного падения). Многие подумают, что это ускорение силы тяжести на полюсах. Они ошибутся, т.к. g на Северном полюсе равно 9,832, что больше значения, которое мы получили. А на экваторе g равняется 9,780. Посмотрев на таблицу значений, мы видим, что нужного ускорения можно достичь на 44° широты. Т.к. в Южном полушарии на данной параллели медведей нет, то место обитания нужных нам медведей находится на 44° северной широты. В задаче сказано, что медведь упал в яму-ловушку, а это означает, что яма была достаточно большая, чтобы вместить его. На суше обитает не так много животных больше медведя, значит, данная ловушка была сделана специально для медведей. Вдобавок, т.к. ловушка была на земле, мы можем быть уверены, что это сухопутный медведь, т.к. большинство особей сухопутных медведей имеют плохое зрение, поэтому хуже различают ловушки. В таком случае только варианты B и C могут быть верными. Яму глубиной 19,617 метров можно легко вырыть только в мягкой почве. Бурые медведи обычно обитают на возвышенностях и в горных лесах. Они свирепые животные, и риск охоты на них — велик. Но ценятся они меньше, чем чёрные медведи. Так для получения медвежьих лап и желчи используются в основном чёрные медведи. Т.к. ареал обитания этих двух видов не совпадает, то можем заключить, что правильный вариант C.
Танцы в котах))))), улыбнитесь)
 
[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s42.radikal.ru/i095/1404/3a/8c728747c343.jpg[/IMG][/URL]
[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s019.radikal.ru/i638/1404/6f/f4fada373d98.jpg[/IMG][/URL]
[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s018.radikal.ru/i515/1404/4e/ef2ea5718564.jpg[/IMG][/URL]
[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s020.radikal.ru/i720/1404/50/4c572b172673.jpg[/IMG][/URL]
[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://i057.radikal.ru/1404/cf/5e418a17b98e.jpg[/IMG][/URL]
[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s020.radikal.ru/i717/1404/6a/339afcad5236.jpg[/IMG][/URL]
[URL=http://www.radikal.ru][IMG]http://s020.radikal.ru/i713/1404/cf/0ab243329b4d.jpg[/IMG][/URL]
Новый тип жилья АНТИдомик, поговорим?
 
http://antidomik.ru/

Нашла я тут этот проект и... задумалась. Отзывов много хороших, но в наш век проплатить их ничего не стоит. Вдруг кто-то видел их? Интересуют именно антидомики, не канадские трансформеры!
Как контролировать свои эмоции?, надеюсь, кому-то поможет.
 
Вот что нужно сказать в первую очередь: в мире нет эмоций. Вокруг нас нет таких непонятных загогулин, о которые можно споткнуться, переходя улицу, и, подняв одну из них, сказать: «О, опять кто-то потерял свою любовь» или «Ну, накидали тут вредности, нельзя ходить спокойно». Эмоции есть в нас, а уже мы проецируем их в мир.

Что такое эмоция?
Эмоция - это действие или его результат, но не какая-то отдельная и самостоятельная сущность. Проблема для большинства людей - в том, что они неправильно воспринимают это понятие, руководствуясь объектным мышлением, а не истинным пониманием себя и мира.
Мы поддаемся влиянию западного подхода, который для каждой ситуации предполагает наличие субъекта наблюдателя и объекта наблюдения. С такой точки зрения мы ставим себя на место наблюдателя, а эмоцию, конечно же, на место объекта. Так мы можем отделиться от своего чувства и изучить его.

Проблема.
Только вот очень часто такое самолечение оборачивается рефлексией. В процессе изучения выбранной эмоции она начинает изменяться. У нас внезапно начинают появляться новые эмоции, влияющие на ход изучения. Откуда они появляются? От них тоже надо абстрагироваться?

Почему так происходит?
Потому, что такой подход не работает, вот почему. Он применим для изучения в первую очередь физических тел и реально существующих объектов, а не разума и души. Если свое тело мы можем легко увидеть и подробно описать (по крайней мере извне), таким образом отделяя себя от него: «вот я, а вот мое тело» - то с разумом такие фокусы не пройдут. Нам нечего представить и описать, кроме некоего «фантома».
А так и до шизофрении недалеко.

Так вот, эмоции - это не часть нашего «я», которую можно отделить, взять в руки, препарировать и положить под микроскоп. Это скорее результат нашего «я», а точнее, даже процесс его действия и изменения. Это - жизнь. Переживание. Действие.

Понимание.
Любовь - это действие. Мы не можем найти или потерять любовь, она неотделима от нас. Мы просто любим, вот и все. Нет такого, что «вот я, а вот любовь», нет такого, что «любовь ушла». Это не любовь ушла, а прекратилось действие. Мы перестали любить друг друга. Перестали развиваться.

Злость? Нет, это не объект «злость», это процесс: мы злимся. Если прекратить этот процесс, перевести мысли на другую тему, сесть и отдохнуть - все пройдет.

Пропало вдохновение? Глупости, вдохновение - это результат какого-то действия. Если мы будем просто сидеть и ждать вдохновения - ничего не изменится. А вот как только начнем что-то делать - оно сразу появится.
Нет в жизни радости? Так надо радоваться! «А как я буду радоваться, если у меня нет радости?» - не понимают многие. Неправильный вопрос. Спросите лучше себя: как вы будете радоваться, если у вас она есть? Если у вас лежит на полке вещь под названием «радость» - как вы будете радоваться жизни? Ведь вещь будет делать это за вас.
Кстати, мышление - это тоже действие. Мыслительный процесс во многом даже эффективнее физического воздействия на внешний мир, потому что не ограничен какими-то рамками (кроме тех, которые мы ставим себе сами). Поэтому даже если вы сидите, уставившись в пространство, и «ничего не делаете», процессы все равно идут, а эмоции - возникают и изменяются.

Разумеется, контролировать нужно не все эмоции, а только те из них, которые приводят к возникновению негативных ситуаций в нашей или еще чьей-либо жизни. Ну какой человек в здравом уме будет сдерживать свою любовь, радость, вдохновение? Эти эмоции неимоверно эффективны, они придают нам силы, и их не стоит контролировать. Но согласились бы вы с тем, что нужно контролировать агрессию, страх, злость? Не давить их в себе, превращая в комплексы, а дозировать, управлять, превращая все в ту же силу?
Решение.

Итак, как же контролировать эмоции? Первое, что необходимо - понять механизм их возникновения. Второе - настроить этот механизм так, чтобы он работал с максимальной отдачей. Первое мы уже прочитали, а про второе поговорим подробнее.

Ранжирование и распределение.
Чем больше ситуаций, требующих переживания, тем меньше доля переживания в каждой их них. Чтобы отвлечься от какой-то давящей на вас ситуации, разбавьте свою жизнь десятком других, самых разных. Душат ли вас дела на работе, отношения с мужем или ситуация в стране - вы всегда можете заняться йогой или помогать нуждающимся, преподавать астрономию или получать третье высшее образование, вышивать крестиком или писать рецензии на новые фильмы.
Жизнь разнообразна, и очень многие вещи в ней стоят нашего внимания. Может быть, та ситуация, которая вызывает у вас деструктивные чувства - вовсе не самая главная в вашей жизни?
Сосредоточение и концентрация.

У вас очень много разных дел, каждое из которых по-своему значимо? Ни одно из них вы не можете довести до конца, потому что помните, что есть еще и сто других? Сконцентрируйтесь на одном, неважно, каком именно, и пусть все ваши эмоции служат источником сил и вдохновения для его решения. Потом сосредоточьтесь на следующем.
Представьте, что вы моете посуду: сначала большие кастрюли, одну за другой, потом тарелки, кружки и, наконец, столовые приборы. Когда заходишь в кухню и видишь гору посуды - руки опускаются! А когда думаешь не о «горе грязной посуды», а о «1 кастрюле, 5 тарелках и 5 ложках», как-то сразу становится легче...

Переключение и эмпатия.
Все относительно. Если кто-то раздражает или злит вас, если дело не движется из-за чьей-то тупости - не торопитесь злиться и выплескивать в мир свою ярость. Лучше вникните в понимание вашего противника и постарайтесь обратить ситуацию из проблемной в полезную, для обеих сторон. Из-за людского упрямства, тупости или жажды наживы развязывались самые страшные войны. А у вас, слава Богу, нет никакой войны, никто не умер и никто никого не убил - так чего же злиться или грустить? Пока есть выбор, стоит выбирать лучшее. А депрессия, отвращение или ярость - явно не лучший выбор, не так ли?

Если же ваши эмоции конструктивны, но сосредоточены на пустяках - переключите внимание на ситуации, не только представляющие интерес для вас, но и имеющие социальную и культурную ценность. Поверьте, лениво лежать на диване, конечно, очень приятно, но эгоистичное удовольствие от бездействия - ничто в сравнении с удовольствием от дела, которое приносит пользу и радость и другим людям.

Вот пока и все. Статья невелика, но надеюсь, вы нашли в ней полезные знания. Если же вы хотите глубже понять механизмы, управляющие эмоциями, можно порекомендовать работы Н. Бехтеревой и Г. Рубинштейна, а также техники медитации и саморегуляции К. Тохэя.

Удачи! И пусть все, что происходит в вашей жизни, будет вам только на пользу.
Восток - дело тонкое!, трудности перевода в ресторанных меню)
 
постить много, поэтому ссылка
http://www.adme.ru/marazmy/pyhtet-pyhtet-solenye-yajca-612155/?fb_action_ids=10201189480724043&fb_action_types=og.likes&fb_source=other_multiline&action_object_map=[646061228770647]&action_type_map=
блондинка и автомобиль, меня порвало)))))))))))))))))))
 
Сижу жду, пока отремонтируют колесо. Подъезжает к шиномонтажу инфинити со спущенным колесом, из него выходит вся из себя гламурная дамочка. Так мол и так, вот колесо, треба починить. Парни как положено снимают колесо ремонтируют и походу дела один спрашивает:
— Чем колеса накачать? —
как будто есть варианты :)
И тут началось ..
Девица:
— А что есть?
В этот момент в парне видимо проснулся Петросян, и он говорит:
— Ну воздух с разным запахом: персик, клубника.
Весь шиномонтаж начинает хихикать, каждый занимается своим делом, но уши уже обращены к девахе.
— А сколько стоит?
Парень:
— 800 руб. Все колеса.
Все присутствующие уже еле сдерживаются чтобы не заржать в голос.
Девица:
— Ну хорошо, мне — с клубникой.
Шиномонтаж умирает, всех рвет на части, народ пытается сдержаться, не получается: Колеса накачены . Дамочка, без тени улыбки отсчитывает деньги, уезжает. Все плачут. Дальше опять очевидец: и надо же было так попасть, что через пару дней я на том же монтаже. Подъезжает этот же инфинити, из него выходит солидный мужик и спрашивает:
— Два дня назад здесь колесо делали на этой машине?
Пацаны вжались в щели.
— Кто конкретно колесо делал на этой машине два дня назад?
Ну все, щас накажут, но сознаваться надо.
Выходит хозяин и скромненько так, виновато:
— Ну: да: мои ребята делали:
Мужик:
— Так это тут моей жене колеса клубникой накачали?
Хозяин:
— Ну: это: ммм:
Мужик:
— Держи тысячу рублей!
Хозяин:
— а ... ??
Мужик:
— Три дня не сплю — ржу, всем пацанам рассказал, все просто валяются.
Особенности лингвистики, и повод посмеяться и подумать
 
Русский, французский и китайский лингвисты решили написать имена друг-друга каждый на своем языке.

- Моя фамилия Ге - сказал француз китайцу.
- В китайском языке два иероглифа Ге, но, к сожалению, не один из них не подходит для фамилии.
- Почему?
- Потому что один имеет значение "колесо", а другой передает звук, с которым лопается мочевой пузырь осла.
- А что плохого в колесе?
- Мужское имя не может быть круглым, все будут считать тебя педиком. Для твоего имени мы возьмем иероглиф Шэ, означающий "клавиатура", "корнеплод", "страница" а также прилагательное "бесснежный" и дополним его иероглифом Нгу, означающим мужской род. В конце я пишу иероглиф Мо - "девственный".
- Но.. это, мягко говоря, не совем так..
- Никто не будет считать тебя девственником, просто без иероглифа Мо иероглифы Ше-Нгу означают "сбривающий мамины усы"

- Хорошо, теперь я напишу твое имя.
- Моя фамилия Го.
- Отлично, я начну твою фамилию с буквы G.
- Что означает буква G?
- У нас, европейцев, сами по себе буквы ни хрена не значат, но чтобы проявить к тебе уважение я поставлю перед G букву H - во французском она все равно не читается.
- Отлично! Дальше O?
- Нет, чтобы показать, что G - произносится как Г, а не как Х, надо после G поставить букву U, а также H - чтобы показать, что U не читается сама по себе, а только показывает, как правильно читать G, и буквы EY, показывающую, что слово не длинное и скоро кончится.
- Hguhey.. дальше O?
- Нет, О во французском произносится как А или Ё, в зависимости от стоящих по соседству букв, ударения и времени года. Твое чистое О записывается как AUGHT, но слово не может кончаться на T, поэтому я добавлю нечитаемое окончание NGER. Вуаля!

Русский лингвист поставил бокал на стол, взял бумажку и написал "Го" и "Ге".

- И всё?
- Да.

Француз с китайцем почесали в затылке.

- Хорошо, как твоя фамилия, брат?

- Щекочихин-Крестовоздвиженский.

- А давайте просто бухать? - первым нашелся китаец.

Русский кивнул и француз с облегчением поднял тост за шипящие дифтонги.
Проголосуйте, пожалуйста!!!!
 
За моего друга с офигенским голосом :oops: он исполняет роль Феанора в зонг-опере "Мелькор"

http://toccii.ru/
"Достижение года-2013" голосуйте  слева

Селимов. Р (3 эстрада)
Юлечку Корнееву с Днем Рождения!!!!!!!!!!!!
 
[url=http://vsyaanimaciya.ru/][img]http://vsyaanimaciya.ru/_ph/114/2/645951341.gif[/img][/url]
Рождественская выпечка, Штоллены, кексы, пироги. Делимся рецептами
 
Начала я печь Рождественский штоллен, вот хочу поделиться рецептом. А какую созревающую выпечку готовите вы?
Жизнь идет, на что мы ее тратим? Задумаемся?.., пища к размышлению
 
Несколько недель назад я ехал в автомобиле и слушал радио. Переключая каналы радиостанции, я вдруг остановил свое внимание на бархатном голосе одного старика. Он что-то говорил о «тысяче шариков». Я заинтересовался, сделал звук погромче и стал слушать.

- Хорошо, - сказал старик, - могу поспорить, что вы очень заняты на работе. Вчера, сегодня, завтра. И пусть вам платят много. Но за эти деньги они покупают вашу жизнь. Подумайте, вы не проводите это время со своими близкими и любимыми. Ни за что не поверю, что вам нужно работать все это время, чтобы свести концы с концами. Вы работаете, чтобы удовлетворить ваши желания. Но знайте, что это замкнутый круг - чем больше денег, тем больше хочется и тем больше вы работаете, чтобы получить еще большее.

Нужно суметь в один момент спросить себя: «А действительно ли мне так нужна та или иная вещь, например новая машина?» И ради этого вы готовы пропустить первое танцевальное выступление вашей дочери или спортивное соревнование вашего сына. Позвольте мне рассказать кое-что, что реально помогло мне сохранить и помнить о том, что главное в моей жизни.

И он начал объяснять свою теорию «тысячи шариков»

- Смотрите, в один прекрасный день я сел и подсчитал. В среднем человек живет 75 лет. Я знаю, некоторые живут меньше, другие больше.. Но живут примерно 75 лет. Теперь я 75 умножаю на 52 (количество воскресений в году) и получается 3900 - столько воскресений у вас в жизни. Когда я задумался об этом, мне было пятьдесят пять. Это значило, что я прожил уже примерно 2900 воскресений. И у меня оставалось только 1000. Поэтому я пошел в магазин игрушек и купил 1000 небольших шариков. Я засыпал их все в одну прозрачную банку. После этого каждое воскресенье я вытаскивал и выбрасывал один шарик. И я заметил, что когда я делал это и видел, что количество шариков уменьшается, я стал обращать больше внимания на истинные ценности этой жизни.

Нет более сильного средства, чем смотреть, как уменьшается количество отпущенных тебе дней! Теперь, послушайте последнюю мысль, которой я хотел бы поделиться сегодня с вами, перед тем как обнять мою любимую жену и сходить с ней на прогулку.

Этим утром я вытащил последний шарик из моей банки...

Поэтому каждый последующий день для меня подарок. Я принимаю его с благодарностью и дарю близким и любимым тепло и радость. Знаете, я считаю, что это единственный способ прожить жизнь. Я ни о чем не сожалею. Было приятно с вами поговорить, но мне нужно спешить к моей семье. Надеюсь, еще услышимся!

Я задумался. Действительно было о чем подумать. Я планировал ненадолго смотаться сегодня в офис, потом встретиться с приятелем. Вместо всего этого я вернулся домой и когда увидел свою жену нежно поцеловал её:
- Дорогая, давай проведём этот день вместе, ты и я.
- Дорогой, что случилось?
- Ничего особенного, просто я понял, что мы давно не проводили вместе выходные. И еще, давай зайдем в магазин игрушек. Мне обязательно нужно купить пару тысяч шариков...
Обман!!! Письма от РосЖКХ, не ведитесь!!!!!!!!!!!!
 
пришло письмо с вот такой ссылкой!

http://donate.fbk.info/roszkh/?utm_source=newsletter-03DEC2013&utm_medium=email&utm_content=2pm-1-2&utm_campaign=roszkh-03DEC2013
Александру Наумову с Днем Рождения!!!!!!!!!!
 
Сашенька, ты мега-позитивный человек!!! Счастья тебе, любви и отличного настроения!!!
[URL=http://bestgif.su/photo/den_rozhdenija/16][IMG]http://bestgif.su/_ph/16/2/815972785.gif[/IMG][/URL]
Английская байка, проверь себя!
 
Вот приблизительный перевод одной английской байки:
"Одна блондинка участвует в конкурсе с призом в 1 млн. евро. Ей задают такие вопросы:
1) Сколько длилась столетняя война?
а) 116
б) 99
в) 100
г) 150
Блондинка просит помощи у студентов Университета
2) В какой стране изобрели панамы?
а) Бразилия
б) Чили
в) Панама
г) Эквадор
Блондинка просит помощь у зала.
3) Как зовут короля Георга 6-го?
а) Альберт
б) Георг
в) Мануэль
г) Николас
Блондинка достает гадальные карты.
4) От какого животного происходит название Канарских островов?
а) Канарейка
б) Кенгуру
с) Тюлень
г) Крыса
Блондинка выходит из игры.
Если ты считаешь себя умным (ой) и посмеялся (ась) над блондинкой, то
почитай правильные ответы:
1) Столетняя война длилась 116 лет с 1337 по 1453 год
2) Панамы изобрели в Эквадоре
3) Имя короля Георга — Альберт. Он поменял его в 1936 году.
4) Название Канарских островов происходит от тюления. Латинское
название островов Insukаriа Cаnаriа означает остров тюленей.
А теперь скажи, кто глупее: ты или блондинка?"
Волшебные слова на упаковке
 
Волшебные слова на упаковке
Как поднять продажи с помощью нескольких фраз. На примере нарезного батона.

Среди десятка идентичных товаров в условиях жесткой конкуренции чаще всего в корзину потребителя попадут товары с правильно подобранными словами на упаковке. На примере нарезного батона специалисты показывают, как несколько малозначащих надписей могут сделать любой продукт полезнее и вкуснее в глазах потребителя.

Менее 10% жирности
МАРКЕТОЛОГ: Людям кажется привлекательным покупать продукты с меньшим содержанием жиров, чем в аналогичных продуктах других марок. Таким образом, несмотря на то что практически любой белый хлеб содержит менее 10% жиров, наш батон будет выглядеть более привлекательно.
ТЕХНОЛОГ: Вообще-то, содержание жира — то есть растительного масла — в любом батоне около 3%.

Из муки высшего сорта
МАРКЕТОЛОГ: Людям стало интересно, из чего сделаны продукты. Поэтому маркировка «высшего сорта» прибавит доверия к продукту.
ТЕХНОЛОГ: Согласно ГОСТу 27844-88, теоретически допускается производство батона «Нарезной» из муки первого сорта, что должно быть особо указано в маркировке изделия. Но на практике, особенно в столичном регионе, все используют высший сорт.

Срок годности — 24 часа
МАРКЕТОЛОГ: Срок годности говорит покупателю об отсутствии консервантов в продукте. Чем короче срок годности, тем меньше в нем консервантов — так думает покупатель, хотя технология производства какого-то продукта вообще может исключать использование консервантов.
ТЕХНОЛОГ: Без упаковки «Нарезной» хранится 24 часа, в упаковке — 72. Ингредиенты, предназначенные для удлинения срока годности, в «Нарезном» не используются.

Вегетарианский продукт
МАРКЕТОЛОГ: Волна моды на вегетарианство в настоящее время накрывает россиян. Хотя хлеб — это в принципе вегетарианский продукт, лейбл «вегетарианский» может привлечь дополнительную группу потребителей, у которых вегетарианство стало приоритетной категорией при выборе продуктов.
ТЕХНОЛОГ: В хлебе нет продуктов животного происхождения, если только не считать таковыми дрожжи.

Не менее 17 бутербродов
МАРКЕТОЛОГ: Столько кусков получается из батона при стандартной нарезке. Иногда бывает полезно подсказать потребителю, сколько блюд он может приготовить. Такая подсказка может подтолкнуть потребителя сделать осознанный выбор, если он пришел в магазин, например, с задачей накормить десять гостей.
ТЕХНОЛОГ: Не забудем про две горбушки.

Без ГМО
МАРКЕТОЛОГ: Вред от воздействия генно-модифицированных организмов на человека не доказан, но та полемика, которая идет в СМИ, пугает потребителей, и они не хотят покупать продукты, содержащие ГМО.
ТЕХНОЛОГ: С 1 июля 2010 года использование ГМО при производстве хлеба в принципе запрещено. Но чтобы быть уверенными, что хлеб не содержит генно-модифицированных продуктов, мукомолы и хлебопекари должны производить очень не дешевые исследования, проводить которые закон их не обязывает. Если проверять всю цепочку, потребитель должен будет платить за проверенный хлеб в разы больше.

Содержит витамины
МАРКЕТОЛОГ: Люди позитивно реагируют, когда на упаковках указаны витамины, то есть польза, которая содержится в продукте.
ТЕХНОЛОГ: Все продукты так или иначе содержат витамины, но все витамины по-разному переносят температурную обработку. В хлебе остаются в основном витамины группы «B».

Без консервантов
МАРКЕТОЛОГ: Тренд, который развивается на Западе, — потребление свежих продуктов, пусть и с меньшим сроком хранения. Если продукт не содержит консервантов, то обязательно следует об этом написать на упаковке.
ТЕХНОЛОГ: Применение консервантов просто бессмысленно для продукта с таким коротким сроком хранения, как «Нарезной» батон.

Без холестерина
МАРКЕТОЛОГ: Холестерин стал общим местом в связи с болезнями сердца и сосудов. Известно, что «высокий уровень холестерина» — это плохо. Однако большинство людей не разбираются в холестерине и просто стараются избегать продуктов, влияющих на его рост.
ТЕХНОЛОГ: Животных жиров в батоне «Нарезном» нет, поэтому и холестерина нет.

Природный продукт
МАРКЕТОЛОГ: Продукт с надписью «природный» сейчас привлекает все больше и больше, так как распространяется мода на исключительно естественные продукты. Считается, что они не содержат «химии» и искусственных ингредиентов, то есть с меньшей вероятностью нанесут вред, и в целом более полезны.
ТЕХНОЛОГ: Все на этой планете рождено природой.

Тот самый рецепт
МАРКЕТОЛОГ: Многие впервые попробовали хлеб в советское время, и так как в детстве и в молодости деревья были выше и трава зеленее, кажется, что в советское время рецепт был лучше.
ТЕХНОЛОГ: Рецепт «Нарезного» был придуман в начале 1950-х. Но унификация рецептов — это скорее следствие общей мировой индустриализации и укрупнения хлебокомбинатов, чем признак особенного «советского» качества.
Как обезьяны демонстрируют основные понятия о человеке.
 
Клетка. В ней 5 обезьян. К потолку подвязана связка бананов.
Под ними лестница. Проголодавшись, одна из обезьян подошла к лестнице с явными намерениями достать банан. Как только она дотронулась до лестницы, вы открываете кран и со шланга поливаете ВСЕХ обезьян очень холодной водой. Проходит немного времени, и другая обезьяна пытается полакомится бананом. Те же действия с вашей стороны.
ОТКЛЮЧИТЕ ВОДУ.
Третья обезьяна, одурев от голода пытается достать банан, но остальные хватают ее, не желая холодного душа.
А теперь, уберите одну обезьяну из клетки и замените ее новой обезьяной. Она сразу же, заметив бананы, пытается их достать.
К своему ужасу, она увидела злые морды остальных обезьян атакующих ее. После третьей попытки она поняла, что достать банан ей не удастся. Теперь уберите из клетки еще одну из первоначальных пяти обезьян и запустите туда новенькую. Как только она попыталась достать банан, все обезьяны дружно атаковали ее, причем и та, которую заменили первой (да еще с энтузиазмом).
И так, постепенно заменяя всех обезьян, вы придете к ситуации, когда в клетке окажутся 5 обезьян, которых водой вообще не поливали, но которые не позволят никому достать банан.
Почему?
ПОТОМУ, ЧТО ТАК ТУТ ЗАВЕДЕНО.
Меню будущего, солнцеедение и праноедение
 
http://lena-malaa.livejournal.com/82811.html
Праздник Луны, не могу не поделиться. сижу и рыдаю....
 
Праздник Луны

Александра находится на пятом беременности, когда она и ее друг Маркус узнают, что нерожденный ребенок не сможет жить вне материнского чрева. Пара не прерывает беременность. Напротив, совершенно осознанно использует оставшееся время с ребенком в животе - до прощания в день его рождения.

Врач молча водит датчиком УЗИ по животу Александры. Так проходит несколько минут. "Когда он, наконец, покажет мне его лицо?" - задает себе вопрос Александра, тридцати пяти лет, беременная на двадцать первой неделе. После трех детей от другого мужчины это ее четвертый ребенок, для ее двадцатишестилетного друга Маркуса - первый. Как они радовались, когда тест оказался позитивным! И сразу решили: мы отказываемся от всей этой пренатальной диагностики. Наш малыш может прийти к нам таким, какой он есть. Обследования во время беременности берет на себя акушерка, которая уже помогала Александре во время домашних родов ее младшего.

К врачу она идет только на три УЗИ. Первое, на одиннадцатой неделе, замечательное: на экране видно жизнерадостно размахивающего ручками крохотного малыша с милым курносым носиком. "Все в порядке", - говорит врач. - "Больной ребенок не двигался бы так". Но сейчас, во время второго визита, он выглядит удрученным: "В том, что я вам скажу, нет ничего хорошего".

Анэнцефалия. Большинству будущих родителей врач должен объяснять, что означает этот диагноз. Но медсестра Александра и так знает: это тяжелый порок развития, который встречается у одного из тысячи младенцев. Так как отсутствует верхняя часть черепа и часть мозга, больные дети умирают во время родов или вскоре после. Лечение невозможно.

"Мне очень жаль", - говорит врач. С медицинской точки зрения есть две возможности: прервать беременность, как поступает большинство будущих родителей при таком диагнозе. Либо: сохранить беременность и предоставить судьбе решать, как долго проживет ребенок.

Как будто речь вовсе не о ней, Александра обсуждает с врачом обе альтернативы. Наконец она просит его показать ей дефекты развития. Маркус отворачивается, он не хочет ничего видеть. Но Александра смотрит, пока не различает дефекты строения черепной крышки. Потом начинает плакать.

Прочь отсюда! Прочь вместе с ребенком, прочь с животом, прочь с болью. Только об этом может думать Александра. Потому что по своему опыту работы в клинике она знает: аборт на пятом месяце - это роды. И, несмотря на большую дозу медикаментов, обычно особенно долгие и тяжелые. Тело беременной чувствует, что для родов еще слишком рано, и защищается против искусственных схваток.

Словно в трансе Александра и Маркус идут домой.
Круглый живот под футболкой Александры. Мягкие толчки изнутри. Любовь и желание защитить. Все это теперь выглядит иначе, чем до диагноза. Даже если у малыша нет шансов вне материнского тела - сейчас, в этот момент, он жив. Да еще как: он ворочается и брыкается в животе, дрыгает ножками, иногда икает. И когда Маркус кладет руку на живот Александры, он толкает его с этой стороны.

В клинике Александре и Маркусу сказали: мылыш не будет ничего видеть, слышать, чувствовать - это обычная информация об анэецефалах. Но реальность сложнее: не у каждого больного малыша мозг поражен в равной степени. И судя по тому, как определенно младенец реагирует на них, Александра и Маркус убеждены, что он многое чувствует. Это делает мысль прервать его жизнь раньше времени все более абсурдной.

Их ребенок останется, решают Александра и Маркус. Александра опять ходит к своей акушерке. Она поддерживает Александру и Маркуса в их решении. Через месяц после диагноза они узнают: их малыш - девочка. Ее будут звать Луна. Как римскую богиню. Имя Александра и Маркус выбрали еще задолго до беременности, теперь они обращаются так к ребенку. Каждый вечер, когда Маркус возвращается из бюро, они с Александрой проводят какое-то время, которое принадлежит только им с Луной. Когда они гладят свою маленькую девочку под прикрытием живота, поют ей песни и рассказывают сказки. Они фотографируют увеличивающийся живот, Маркус прикладывает ухо, чтобы услышать сердцебиение Луны. И когда Александра ложится спать, она поет Луне старую колыбельную о луне, которая высоко в небе охраняет всех людей.

Но Луну не так легко носить: у Александры кровотечения, она должна часто лежать. Больше всего страдают ее сыновья. У одиннадцатилетнего Юлиана проблемы в школе, его мучают страхи, что при родах умрет не только младенец, но и его мама. Семилетний Йонас и трехлетний Йоханнес гораздо дольше смотрят телевизор, чем это безвредно для здоровья, потому что у Александры нет сил гулять с ними. Александра находит для мальчиков психолога и спрашивает себя, вправе ли она вообще взваливать все это на их плечи. Или лучше оставить роды позади уже сейчас, чтобы все снова успокоились.

Это решает сама Луна. За семь недель до ПДР начинаются схватки. Как боялась Александра этого момента: почувствовать, что начинаются роды, и значит, приходит время прощаться.
Сейчас это уже чувствуется по-настоящему. Схватки все сильнее, акушерка уже в пути. Все происходит очень быстро: после трех часов схваток рождается Луна, прямо в руки ее папе. Сначала она тихо причмокивает, потом открывает глаза: она жива.

Родители осторожно заворачивают свою крошечную дочку в платок и лежат, прижав ее к себе, на большой кровати. Луна прекрасна. И она так хорошо пахнет! Нос она унаследовала от папы, глаза от мамы. Луна слишком слаба, чтобы взять грудь, но когда Александра выдавливает пару капель молозива и капает ей на язык, она довольно чмокает. Рана на ее голове очень заметна, но не выглядит пугающе. Поэтому дети могут войти в спальню и увидеть свою сестренку без шапочки.

Вся семья собирается у постели. Маленький Йоханнес хочет показать малышке свои любимые игровые карточки, Юлиан осторожно гладит ручку Луны. Пришел отец трех страших сыновей Александры вместе со своей подругой, чтобы поприветствовать Луну. Александра еще во время беременности попросила его стать крестным отцом Луны, и он осторожно проводит пальцем крест на ее груди и говорит слова крещения: "Смотри, я посылаю перед тобой ангела, пусть он хранит тебя в пути и приведет тебя в место, которое я для тебя уготовил".

Луна тяжело дышит. Она борется, но Александра и Маркус чувствуют, как ее силы слабеют. В полночь звонит колокол на церковной башне, тут она вздрагивает и плачет. Когда Александра успокаивающе гладит ее, она снова прижимается к маме и затихает. Трое старших мальчиков уже уснули, когда Александра напевает для своей маленькой дочки: "Взошла луна...", Луна закрывает глаза.
Вскоре после этого она умирает, голова на маминой груди, спустя почти три часа после рождения.

36 часов Александра и Маркус могут оставить у себя ребенка, дольше не позволяет закон. Время, которое они используют, чтобы красиво нарядить малышку, сфотографировать и последний раз дать подержать на руках ее братьям. Вместе они украшают гроб Луны пестрыми отпечатками рук. Потом приходят женщины, которые организовывают похороны. Праздник Луны. Так называют Александра и Маркус похороны их маленькой дочки. Они хотят не классических похорон, а разноцветного праздника со множеством детей, мыльными пузырями и яркими воздушными шарами, которые улетают в небо. Потому что Луна жила, несмотря ни на что.

В день похорон организаторы поощряют Александру и Маркуса еще раз взять их маленькую дочку из гроба и попрощаться с ней. Легкая, как перышко, лежит Луна на руках у Маркуса, когда он несет ее под осенним солнцем через кладбище, показывает ей солнце и цветы на могилах. В конце концов родители отпускают дочку в ее большое путешествие.

Луны не хватает. И всегда будет не хватать. Ни одной прогулки в лесу не прошло без того, чтобы Александра и Маркус не думали о том, что одна девочка сейчас должна быть с ними в слинге. Но, несмотря на всю боль, Александра и Маркус уверены: для нас это был правильный путь.

"Многие люди, - так написала в похоронной открытке одна подруга, - за всю свою жизнь не знают столько любви, как ваша, сколько узнала Луна в то короткое время, когда была с вами".

Перевод статьи из журнала "Эльтерн" 04/2012.
Страницы: 1 2 3 4 5 След.



14790 пользователей<br>
на сайте за всё время

14790 пользователей
на сайте за всё время

16180 семей посетили<br>
наши мероприятия

16180 семей посетили
наши мероприятия

1324 мамы посетили<br>
семинары и тренинги

1324 мамы посетили
семинары и тренинги

2788 паре мама + малыш <br>
 помогли наладить<br>
грудное вскармливание

2788 паре мама + малыш 
помогли наладить
грудное вскармливание

×
Вход на сайт