Материнского инстинкта не существует

22.11.2021
Материнского инстинкта не существует

Сознательно и подсознательно родители обманываются, думая, что женщины – прирождённые воспитатели. В действительности это миф, вредящий окружающим.

Мне не нравится быть мамой

При любом удобном случае Дженнифер подходит к незнакомым матерям, которые явно испытывают трудности, и шепчет: «Мне не нравится быть мамой». Поначалу они выглядят потрясёнными. Затем, тихо и с благодарностью, чаще всего соглашаются. «Странно, как действует социальное давление», – говорит Дженнифер, мать двоих детей и профессор университета в Нью-Гэмпшире. «Наша культура ожидает, что женщины не только имеют представление о материнстве, но и наслаждаются им, удовлетворяя глубинную потребность. Но мне не нравится быть матерью. Я сильно люблю своих детей, больше, чем себя, но испытываю отвращение к родительству». Необычная форма активизма Дженнифер оказывается сильнодействующей, потому что бросает вызов мифам, сформировавшимся вокруг материнства. Нам говорят, что матерей с детьми связывают особые узы и женщины запрограммированы, чтобы быть самоотверженным и естественными воспитателями. Предполагается, что они инстинктивно понимают, как держать, кормить и успокаивать малышей. Однако ни социальная, ни эволюционная наука не поддерживает концепцию «материнского инстинкта». В то же время существуют нереалистичные представления. Обусловленная культурой подготовка к роли воспитателя существует так же, как и мужская невовлечённость в некоторые аспекты родительства. Но материнский инстинкт – это вредная идея, затуманивающая дискуссии о совместном воспитании и гендерном равенстве. Нет биологически обусловленных причин, по которым женщины должны чувствовать обязанность нести бремя родительства, а мужчины – ощущать, что с самого начала они в неравных условиях с женщинами. «Социальные нормы оказывают огромное влияние», – отмечает Джиллиан Рэгсдейл, доктор философии, профессор биопсихологии института Ронина, а также мать двоих детей. Она утверждает, что представление о женщинах как о прирождённых воспитателях – следствие патриархального мышления. «Не могу сказать, сколько людей пыталось передать мне младенцев на руки и скольким я отвечала, что не умею управляться с детьми. Их реакция была такой, будто я сказала что-то непристойное и шокирующее». Некоторые мамы наслаждаются своей первостепенной ролью заботливого родителя, но для многих женщин подобные ожидания могут быть тяжёлым бременем, не говоря уже об однополых, трансгендерных и приёмных родителях, которые не связаны биологически со своими детьми. Женщины чувствуют себя дезориентированными, когда благонамеренные статьи о беременности сообщают, что, хотя беременность – это очень сложно, какой-то «материнский инстинкт сработает» как у аккумуляторной батареи автомобиля, и они будут дорожить каждой минутой этого времени. И, если это не происходит, то с ними что-то не так. Разрыв ожиданий и реальности может негативно отразиться на ментальном здоровье матери, равно как и на детях, и на отношениях с партнёром. Академическое исследование отцовства и материнства – это относительно новое явление. (Оно также носит политический характер. Некоторые феминистки утверждают, что мысль о материнстве как об угнетении со стороны патриархального общества игнорирует опыт представительниц других рас, у которых исторически было меньше репродуктивной свободы, чем у европейских женщин.) На сегодняшний день исследования в большей степени сосредоточены на материнском влиянии на здоровье и благополучие детей, чем на самих матерях.

Некорректное исследование

Японские учёные провели МРТ исследование для мам и пришли к выводу, что сканирование мозга показало признаки «бдительной защиты». Другое исследование, проведённое в апреле, показало, что материнский мозг запрограммирован на сбор детёнышей. Проблема заключается в том, что апрельское исследование, курируемое NYU Langone Health, было проведено на мышах и, следовательно, не имело особого отношения к людям. Люди – это человекообразные обезьяны, у которых поведение преподаётся и осваивается, поэтому культура, а не инстинкты, являются доминирующим механизмом для обмена навыками между поколениями. Дарси Локман, психолог и автор книги «Последний писк моды: матери, отцы и мифы о равноправном партнёрстве», сказал нам: «У людей и приматов действительно нет инстинктов. У нас есть кора головного мозга. Существуют животные, полагающиеся преимущественно на инстинкты, чтобы выжить. Люди к ним не относятся. У нас более развитый мозг, и для выживания нам необходимо обучение, благодаря которому мы можем адаптироваться к условиям окружающей среды. Так, родительским навыкам учатся, и они не являются врождёнными ни для женщин, ни для мужчин. «Мы не можем утверждать, что изменения в мозге означают что-то конкретное. Изменения на клеточном уровне не становятся чем-то исключительным или специфическим, что делало бы вас лучшим родителем», – говорит доктор Александра Сакс, репродуктивный психиатр и ведущая подкаста «Сеансы материнства». «Нет причин думать, что биология – определяющий фактор в том, как должна строиться семья». «Исторически гетеронормативные роли в западной культуре создали чёткое разделение между тем, что значит быть отцом и матерью. Стоит взглянуть на многочисленные исследования, выяснившие, что нет подтверждения наличия психологического вреда для детей, выросших в однополых семьях.

"Культурная" вина материнства ведет к депрессии

Из этого следует, что соответствие гендерным ролям не является преимуществом в воспитании детей». «В нашей культуре среди матерей существует настоящая тенденция изводить себя чувством вины за то, что они не всегда получают удовольствие от материнства. То, что они не всегда наслаждаются им, мамы могут неправильно истолковать и впоследствии бояться, что они не созданы быть матерью. Этот стыд становится подпиткой для депрессии», – подытоживает Александра Сакс. Беспокойство из-за несоответствия представлениям об идеальной матери могут привести к одиночеству и депрессивному состоянию. Стэйси Б., исследователь из Северной Каролины, была убеждённым сторонником чайлдфри до знакомства с будущим мужем, Джеем, когда ей было 39. Они не стремились зачать ребёнка, но и не пытались предотвратить это. Когда Стэйси забеременела, они решили сохранить ребёнка, руководствуясь мыслями о том, что она скоро выйдет из детородного возраста. Казалось, что часть её друзей-чайлдфри восприняли это как личное оскорбление. «Джей и я были напуганы, – говорит Стэйси. – Я обнаружила, что беременна, ближе к Рождеству, и это затруднило праздничные дни. Я знала, что не могу пить и легче изолироваться, чем столкнуться с моими друзьями и этой ситуацией лицом к лицу». По её словам, канун Рождества она провела одна дома, плача в постели, пока Джей работал. «Меня тошнило и я уже находилась под воздействием гормонов. Я думала, что теряю ту свою жизнь, которую знала прежде, – продолжает она, – и я была напугана, что не смогу наслаждаться материнством и быть хорошей матерью, боялась, что у меня не будет связи с ребёнком и я пожалею о решении иметь ребёнка и буду несчастна». Стэйси рискнула и победила: когда родилась её дочь, она оказалась куда лучшим родителем, чем ожидала, и теперь ей нравится быть матерью. Услышав плач дочери, она чувствует острую потребность, которую не испытывала раньше, и она часто просыпается ночью перед тем, как ребёнок зашевелится. По словам Стэйси, она заботится о дочери так, как будто чувствует это инстинктивно. Другие мамы не так хороши в таких рискованных предприятиях. Исследование, опубликованное в 1980 году, пришло к выводу, что 40% матерей, родивших своих первенцев, чувствовали безразличие, впервые взяв детей на руки. Исследователи обнаружили, что женщины с тяжело протекавшими родами с большей вероятностью испытывали отсутствие связи и чувствовали большую привязанность через неделю. Исследование 2018-ого года показало, что многие женщины испытывали разочарование после родов и многие месяцы спустя пытались полюбить детей.

Действие окситоцина не равно инстинкту

«Давление, оказываемое на матерей, чтобы они были идеальны в семье или на работе, не проходит бесследно и может привести к выгоранию», – сообщает исследование, опубликованное в журнале «Frontiers in Psychology» в 2013 году. Учёные выяснили, что телесный контакт помогает сформировать привязанность, но эти эффекты не характерны для биологических матерей. Биологические отцы и небиологические родители также могут испытывать выброс так называемого «гормона любви» – окситоцина. Более того, исследование 2009 года показало, что отцы могут испытывать такую же сильную привязанность к своим детям, как и матери. «Инстинкт – это другое, – поясняет Рэгсдейл. – У нас есть то, что можно назвать побуждениями и сигналами, но у людей нет инстинктов, которые были бы неконтролируемыми врождёнными триггерами. У многих людей есть стремление заботиться о крошечных милых созданиях, например, о котятах и младенцах. Мужчины реагируют на эти сигналы так же, как и женщины». «Так называемый материнский инстинкт – это сложившаяся в культуре история», – добавляет Александра Соломон, доктор философии, клинический ассистент профессора психологии Северо-западного университета и автор книги «Храбро любить». «Это история, которую мы используем, чтобы снизить планку для отцов и не допускать их ближе. Иногда другие женщины собираются вокруг новоиспечённой мамы и её ребёнка, и отцы чувствуют себя так, будто их не подпускают ближе. Вот почему так важно, чтобы у нас была политика в отношении отцовского отпуска по уходу за ребёнком, чтобы мужчины и женщины могли вместе пережить первые неудачи и разобраться во всём вместе. Стэйси, например, взяла четырёхмесячный отпуск после рождения дочери. Её муж взял только двухнедельный отпуск. «В течение этих двух недель он, в основном, работал над проектами по дому, в то время как я ухаживала за нашей дочерью, – говорит она. – Это критический период обучения, когда все надежды в большей степени ложатся на плечи матери». Стэйси признаёт, что Джей чувствовал себя бесполезным, когда их дочь только родилась. «Я умоляла о помощи, и он говорил, что ей нужна только я, – вспоминает Стэйси. – Хотя, это было правдой в определённой степени, чем больше он брал её на руки, тем комфортнее ему становилось, и тем больше дочь откликалась на него, позволяя мне передохнуть в столь необходимые перерывы». Рэгсдейл рассказывает, что её муж был так же поражён поначалу, когда ребёнок в период кормления смотрел сквозь него в поисках мамы.

Отказ от ошибочных суждений

Также полезно отказаться от мысли, что мать – прирождённый гений в воспитании, а отцы – просто неуклюжие кормильцы семьи. Это начинается со свободы честно говорить о своём самочувствии, подмечает Александра Соломон. «Ощущение, что вы можете сказать партнёру «Я не знаю, понравится ли мне это. Как много ты готов сделать ради этого?» или «Наш ребёнок ведёт себя как маленький пакостник, и мне тяжело» помогут родителям чувствовать себя услышанными, менее одинокими и изолированными, и они могут обратиться за помощью, когда она им нужна», – поясняет доктор философии.

И нам нужно изменить нынешний ограниченный рассказ о том, что значит быть матерью. «Мы должны быть внимательны к тому, как мы разговариваем с женщинами, ставшими мамами. Идея о том, что всё будет интуитивно понятно и произойдёт само собой, сработает тем легче, чем мать спокойнее, находясь в настоящем со своим ребёнком и забывая истории о том, какой она должна быть или что должна чувствовать», – объясняет Александра Соломон. «Есть целый спектр прекрасных приемлемых откликов на такой важный жизненный вопрос как становление матерью, но единственный ожидаемый – это полное блаженство. Это не для всех так. Но я вижу, что всё больше женщин искренне рассказывают о родительском опыте, надеюсь, что со временем более широкая палитра послеродовых переживаний и откликов будет приниматься в качестве нормы», – говорит Стэйси. Дженнифер признаётся, что с детьми она ведёт себя искренне и, возможно, это поможет сформировать им более реалистичные представления о том, каково это – быть родителем. «Я не пеку капкейки и не занимаюсь арт-проектами, – признаётся она, – но я осознаю, что я хорошая мать, потому что глубоко люблю своих детей».

Перевод Полина Очнева

Источник

Фото из свободных источников


Возврат к списку




×
Вход на сайт